Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

знала, как дальше быть. И особенно отчего-то тяжело  было этой  душе,  что  перед  нею  в  будущем  только  два  пути:  или    работать трактористом, или идти  в милицию. Где  же третий настоящий,  истинный путь? Ну, не под этой же тяжЈлой и грязной брюквой?!

            И тут мы,  конечно, должны отметить,  что Васина душа  была не права. Ну чего такого  плохого работать в  милиции? Ходи себе  да арестовывай, кого надо.  Никакого  особого  напряжения,  не  дрова  колоть. Или трактористом - сидишь да пашешь! Красота! Не права была душа, потрясЈнная выстрелом,  вовсе не права.

            Пока душа  его металась  и размышляла,  сам Вася  был совершенно  без сознания. Он ничего не осознавал, кроме того, что его всЈ-таки убили.

            "Неприятно-то как!" - думал он.

            Наверху над ним кто-то топал, бухал, потом всЈ затихло.

            Тьма и тишина  погреба убаюкивала Куролесова,  он лежал не  шевелясь, пока не услышал какой-то шорох. Не мышка ли?

            Вася отодвинул бровью брюковку со лба, высунул наружу живой глаз,  но мышку не увидел.

            Беспробудная тьма  окружала Васю,  и холод,  тусклый холод пронизывал его насквозь, гнилой холод, нехороший.  В холоде очень хотелось есть,  и Вас стал грызть огурцы и отвратительно-сладкую брюкву.

            "Капитан-то, конечно, найдЈт меня,- думал он.- НайдЈт, если будет  от платка танцевать".

            Этот возможный танец капитана  и старшины слегка успокаивал  душу, но холод  проникал  в  грудь,  и  Вася  замерзал,  чувствуя, что превращается в брюкву.

            "А Матрос? -  думал Вася.- Где  же Матрос? Он-то  мог бы хоть  подкоп сделать".

            Конечно, Вася не знал, что Матросу надо было делать два подкопа.  Сам он по-прежнему сидел  в камере предварительного  заключения и раздумывал  на тему: можно ли собачьим носом прошибить бетонный пол?

            "Как  жалко,  что  человеческий  глаз  не  видит  ничего в темноте! - печалился    Вася.-    Сова    видит,    а    я    -    нет.    Надо  бы  научиться, натренироваться".

            От нечего делать он яростно стал напрягать зрение, но не виделось  ни зги.

            "Начну с малого,- думал Вася.- Попробую увидеть собственную руку".

            Он поднЈс  пальцы к  носу, и  долго-долго нахмуривал  брови, и  вдруг разглядел что-то, не поймЈшь что.

            "Мираж! - подумал Вася.- Какой-то мираж!"

            Но нет, это  был не мираж,  это был ноготь  большого Васиного пальца. Тот самый знакомый ноготь, аккуратно постриженный в прошлом году

            садовыми  ножницами,  когда  все  трактористы  обрабатывали колхозный сад.

            "Боже мой!  Неужели это  он! -  восклицал про  себя Вася.-  Неужели у меня появляется ночное подвальное зрение?"

            Тут Вася покивал себе ногтем и стал напрягаться дальше. Скоро в  поле напряжЈнного    зрения    появился    указательный    палец,    за  ним  средний, безымянный. Только мизинец никак не поддавался.

            "Тонковат",- думал Вася.

            Примерно через час  взгляд его добрался  до мизинца, и  Вася приказал зрению двинуться  дальше, напрямик,  к бочке  с капустой.  Зрение двинулось, рассекая темноту.

            Бочка  долго  не  объявлялась.  Наконец,  что-то задрожало, замаячило бочкообразное  вдали,  но  виделось  призрачно,  зыбко  и  шатко.  То и дело возникали

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту