Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

знала, как дальше быть. И особенно отчего-то тяжело  было этой  душе,  что  перед  нею  в  будущем  только  два  пути:  или    работать трактористом, или идти  в милицию. Где  же третий настоящий,  истинный путь? Ну, не под этой же тяжЈлой и грязной брюквой?!

            И тут мы,  конечно, должны отметить,  что Васина душа  была не права. Ну чего такого  плохого работать в  милиции? Ходи себе  да арестовывай, кого надо.  Никакого  особого  напряжения,  не  дрова  колоть. Или трактористом - сидишь да пашешь! Красота! Не права была душа, потрясЈнная выстрелом,  вовсе не права.

            Пока душа  его металась  и размышляла,  сам Вася  был совершенно  без сознания. Он ничего не осознавал, кроме того, что его всЈ-таки убили.

            "Неприятно-то как!" - думал он.

            Наверху над ним кто-то топал, бухал, потом всЈ затихло.

            Тьма и тишина  погреба убаюкивала Куролесова,  он лежал не  шевелясь, пока не услышал какой-то шорох. Не мышка ли?

            Вася отодвинул бровью брюковку со лба, высунул наружу живой глаз,  но мышку не увидел.

            Беспробудная тьма  окружала Васю,  и холод,  тусклый холод пронизывал его насквозь, гнилой холод, нехороший.  В холоде очень хотелось есть,  и Вас стал грызть огурцы и отвратительно-сладкую брюкву.

            "Капитан-то, конечно, найдЈт меня,- думал он.- НайдЈт, если будет  от платка танцевать".

            Этот возможный танец капитана  и старшины слегка успокаивал  душу, но холод  проникал  в  грудь,  и  Вася  замерзал,  чувствуя, что превращается в брюкву.

            "А Матрос? -  думал Вася.- Где  же Матрос? Он-то  мог бы хоть  подкоп сделать".

            Конечно, Вася не знал, что Матросу надо было делать два подкопа.  Сам он по-прежнему сидел  в камере предварительного  заключения и раздумывал  на тему: можно ли собачьим носом прошибить бетонный пол?

            "Как  жалко,  что  человеческий  глаз  не  видит  ничего в темноте! - печалился    Вася.-    Сова    видит,    а    я    -    нет.    Надо  бы  научиться, натренироваться".

            От нечего делать он яростно стал напрягать зрение, но не виделось  ни зги.

            "Начну с малого,- думал Вася.- Попробую увидеть собственную руку".

            Он поднЈс  пальцы к  носу, и  долго-долго нахмуривал  брови, и  вдруг разглядел что-то, не поймЈшь что.

            "Мираж! - подумал Вася.- Какой-то мираж!"

            Но нет, это  был не мираж,  это был ноготь  большого Васиного пальца. Тот самый знакомый ноготь, аккуратно постриженный в прошлом году

            садовыми  ножницами,  когда  все  трактористы  обрабатывали колхозный сад.

            "Боже мой!  Неужели это  он! -  восклицал про  себя Вася.-  Неужели у меня появляется ночное подвальное зрение?"

            Тут Вася покивал себе ногтем и стал напрягаться дальше. Скоро в  поле напряжЈнного    зрения    появился    указательный    палец,    за  ним  средний, безымянный. Только мизинец никак не поддавался.

            "Тонковат",- думал Вася.

            Примерно через час  взгляд его добрался  до мизинца, и  Вася приказал зрению двинуться  дальше, напрямик,  к бочке  с капустой.  Зрение двинулось, рассекая темноту.

            Бочка  долго  не  объявлялась.  Наконец,  что-то задрожало, замаячило бочкообразное  вдали,  но  виделось  призрачно,  зыбко  и  шатко.  То и дело возникали

 
Детальное описание artstyle tl 315 led на нашем сайте.

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту