Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

19

в Карманов.

            И здесь  автор и  читатель должны  быть потрясены.  Как же  так? Мама даЈт  телеграмму  об  огурцах,  совершенно  забывая,  что  вместе с огурцами Шурочка найдЈт  убитое тело  мЈртвого человека.  Автор не  понимает, как это сделалось возможным. Очевидно, в голове у Зинки были только огурцы.

            И вот теперь Шурочка  сидела на полу погреба  и плакала, а еЈ  держал за локти Василий Куролесов, который снова начинал обретать подземное  зрение и угадывал в Шурочке девичьи приметы.

            -  Отпусти, не убегу,- сказала Шурочка.- Тебя как звать?

            -  Вася.

            -  Ты что? Тоже за огурцами?

            - Да нет... я так... за брюквой... Выведи меня на свет.

            Они вылезли на свет, и  Вася был совершенно ослеплЈн тусклыми  лучами солнца, которые еле  пробивались через крапиву  и бурьян. Взор  его никак не прояснялся. Ночное зрение не хотело уступать дорогу дневному.

            Вася долго  махал у  носа пальцами,  и, наконец,  что-то кривое стало вырисовываться  перед  ним,  и  он  различил  крайне  неприятную  блондинку, которая, кстати, не показалась ему такой уж неприятной, как кажется автору.

            Наоборот,  блондинка  Шурочка  показалась  ему  более менее сносной в смысле взора.

            -    Так ты  что ж это?  -  спросил  Вася.- Огурцы любишь?

            -  Дико люблю! - воскликнула Шурочка.- СолЈные, чтоб хрустели.

            -  А помидоры  солЈные любишь? Шурочка задумалась,  прикидывая что-то в уме, и, наконец, толкнула Васю кулаком в грудь:

            -  Уй, ну ты что! Конечно, люблю!

            Нет, она определЈнно  нравилась Васе всЈ  больше и больше.  Когда она говорила  об  огурцах,  глаза  у  неЈ  загорались.  С  помидорами  такого не случилось,  блеска  не  было,  но  всЈ  равно мелькало в глазах что-то очень осмысленное.

            -  Да откуда же ты тут взялась? - воскликнул Вася.

            -  Уй, Васьк, да что же ты говоришь? Я ведь Зинкина дочка.

            Вася вздохнул и гулко подумал: "Во как!"

          Глава третья. БИЛЬЯРД ПО-КАРМАНОВСКИ

            Теплые желтые  шары, вырезанные  из мамонтовой  кости, с  номерами на слоновьих боках с грохотом сталкивались  между собой, бились о тугие  борта, мягко и  тяжело катились  по зелЈному  сукну. Изредка  они падали  в лузы, и вздрагивала тогда сеть, затягивающая лузу, вздувалась, поглощая шар.

            Необыкновенно длинный,  похожий на  чЈрного журавля  человек держал в руках кий, тыркал им изредка в шары, приговаривая:

            -  По три рублика! По три рублика! Два шара форы!

            Это разумное предложение не  вызывало пока никакого отклика.  Зрители жались к стенам. Они явно боялись играть с ЖуравлЈм.

            -  По три рублика! По три рублика! - приглашал Журавель, и,  наконец, к  бильярдному  столу  подошЈл  сутулый    и    синеносый  человек,  в котором читатель с интересом и любовью узнал бы гражданина Лошакова.

            -  По три рублика! - сказал ему Журавель.

            -  Это - неавторитетно! - парировал гражданин Лошаков.

            -  И два шара форы!

            -  Это кто тут кому даЈт фору? - вопросил Лошаков, глядя в  потолок.- Это вы мне даЈте фору, товарищ  ЖуравлЈв? Так я еЈ не принимаю.  Я предлагаю вам сыграть не на три рубля, а на сто.

            Здесь  автор  должен  отметить,  что  скромный,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту