Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

в сущности, гражданин Лошаков, наевшись, делался нескромным и  даже нагловатым. Но сто рублей  он, действительно, в потайном кармане на  всякий случай имел. На всякий  случай, если  отыщет  правду.  Ему  отчего-то  казалось,  что,  если  правда    вдруг найдЈтся, сто рублей никак не помешают.

            ЧЈрный  журавель,  между  тем,  неуверенно  вертел в воздухе кием. Он опешил.  Он  явно  не  ожидал    от  синеносого  гражданина  столь    делового предложения.

            -    Моя фамилия  Зябликов,- единственное,  что он  смог пока ответить гражданину Лошакову.

            -  Принимаешь вызов?

            Журавель Зябликов смешался  и замялся. Он  явно не знал,  что делать. Длинными  тонкими  пальцами  перебирал  он  кий,  на  котором  было написано "Зябликову  от  Кудасова"  -  редчайший,    доложу  вам,  кий,  таких    киев, подаренных великим бильярдистом Кудасовым, на свете почти нет.

            Зрители у стен зашушукались. Журавлю надо было достойно ответить.

            -    Дайте  мне  мел!  -  торжественно  сказал  Зябликов,  и    Лошаков парировал:

            -  Бери!

            Журавель Зябликов взял мел и ловко спиралью прокатился мелом по  кию, а это означало на кармановском бильярдном языке, что вызов принят.

            -    Стольник!    -  сказал  Лошаков,    выхватил  из  кармана    цельную сторублЈвку, помахал  ею перед  носом    партнЈра    и    соперника    и    сунул деньги  в  среднюю  лузу.-  Остальные  лузы  пусты. Где ваши деньги, товарищ ЖуравлЈв?

            -  Моя фамилия Зябликов,- парировал Журавель    и  стал  вынимать    из кармана трЈшки. С грехом пополам их  набралось на тридцатку. Тут он полез  в глубоко потайные карманы и наскрЈб ещЈ пару рублей.

            -  Маловато,- отметил Лошаков.

            -  Остальное под честное слово.

            -  Ну это  уж нет. Оценим ваши  носильные вещи. К примеру,  часы. Это будет авторитетно.

            Общество, стоящее у стен, оценило часы в тридцатку.

            -  Недостача,- сказал Лошаков,- нужно ещЈ сорок рублей.

            -  Ставлю  кий,- сказал Журавель,  засовывая трЈшки и  часы в угловые лузы.- Надеюсь, кий от самого Кудасова что-нибудь стоит?

            -  Кий -  это палка,- сказал Лошаков.-  Для меня он ничего  не стоит. Ладно, играй, длиннорукий,    прощаю тебе сорок  рублей.  Итак,    сто  против шестидесяти,  но  с  одним  условием:  на  эти  сорок  рублей мне позволяетс хамство.

            -  Как так? - удивилось общество.

            -  Очень просто.  Я ставлю сто, а  он всего шестьдесят. И  вот на эти сорок рублей я имею право ему  хамить, а он должен разговаривать со  мною на "вы" и называть меня "дорогой сэр".

            -  Но в нашем советском обществе не принято таких слов!

            -  А  мне  наплевать,  приняты  они  или  не  приняты.  Сорок  рублей недостача,  а  вы  ещЈ  толкуете?  Сто  против  шестидесяти и хамство против "дорогого сэра"! Принимаешь вызов или нет?

            ЧЈрный  Зябликов    побледнел,  бильярдная    гордость  пронзила    его, выпрямляя с хрустом позвоночник.

            -  Ладно, вызов принят. Но  поскольку игра ещЈ не началась, я  скажу, что вы хам, дорогой сэр! Я разбиваю!

            -  Валяй, дубина,- равнодушно согласился Лошаков.

            Пожалуй  что  как  раз  в  этот  момент,  совершенно  незамеченные, в бильярдную  проникли  капитан  Болдырев

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту