Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

23

зрителям.- А ничего не поделаешь,  против  этого  натюрморда  надо  играть кривым предметом. Сейчас ударю, только пускай он снова скажет "дорогой сэр".

            -  Не скажу,- сжав зубы, пробормотал Зябликов.- Игра аннулирована!

            -  Э, нет, нет! - заорало общество, из которого Зябликов повынимал  в своЈ время немало трЈхрублЈвок.- Сдался! Сдался!

            -    Если сдался  - деньги  мои! -  сказал Лошаков.-  А если  играешь, говори "сэра". У, какие глаза! Как помоями налиты! Говори!

            -  Я не сдался, дорогой сэр,- сказал Зябликов.- Бейте!

            -    Сейчас вдарю!    Вдарю стулом по твоим трЈхрублЈвым нервам!  У теб ведь и вся  душа стоит три  рубля! Не больше,  никак не больше!  Бью по трЈм рублям! Играю свояка!

            С огромным стулом на  плече Лошаков прицеливался особенно  тщательно, да и шар-то был трудный, свояк.

            -  Тишина в павильоне,- приказал Лошаков.- Я готов! Замрите! Мотор!

            Все замерли,  и Лошаков  легко катнул  стулом шары.  Шар с номером на боку 13 повлЈкся по зелЈному сукну,  стукнулся об шар с номером 8,  отскочил от него и медленно провалился в лузу, где лежала лошаковская сторублЈвка.

            Обвал воплей рухнул в  бильярдной. Шара, забитого стулом,  кармановцы ещЈ не  видывали. Они  кинулись обнимать  Лошакова, тискали  его и целовали, требовали автограф, приглашали в театр. Многие просили подержаться за  стул. Трогать  понапрасну  победный  стул  гражданин  не  позволил,  сел  на него, успокаивающе замахал ладонью:

            -  Должен передохнуть... нервное перенапряжение... Чем играть  дальше - вот  вопрос. Нет  ли у  кого зубной  щЈтки?! Или  урной попробовать? Дайте урну!

            В этот  момент триумфа  и славы  на плечо  гражданина Лошакова  легла тяжЈлая и властная рука и послышался хриплый стальной голос:

            -  Урны не надо! Ваши документы!

          Глава шестая. ЗВУКИ БАКА

            -  Когда же? - спросила Шурочка. Она прижимала к груди  эмалированный бак с огурцами и глядела на Васю.

            -  Чего когда?

            -  Когда полюбил?

            - Да пока ты ползала взад-вперЈд. Нахлынуло.

            -    Тогда ползЈм  вон туда,-  сказала Шурочка,  и, толкая перед собой бак с огурцами, она  поползла на четвереньках в  ту сторону, где бурьян  был погуще.

            Вася тронулся  за ней.  Вставать на  ноги, подниматься  во весь  рост было неловко. ВлюблЈнные, казалось  им, должны ползти. Забравшись  в глубину бурьяна, девушка оглянулась.

            -  А я что тебе, понравилась, да? Хочешь огурца?

            -  Очень понравилась. Хочу.

            -      И  ты    мне  понравился,-    сказала  Шурочка,    выбирая    огурец поукропистей.- Потом  понравился, когда  я выползла  назад с  баком. Ты  так жутко на меня глядел.

            Вася и  сейчас глядел  на неЈ  самым неожиданным  образом, и  Шурочка глядела  в  ответ,  а  в    воздухе  над  ними  что-то  происходило,    что-то шевелилось, возникали какие-то запахи  и дуновения, какая-то пыль,  отблески и  дрожь.  ВсЈ  это,  взятое  вместе,  постепенно  складывалось  в небольшое облако, которое всЈ расширялось, расширялось. Скоро это было уже  совершенно круглое облако,  которое имело  полтора метра  в диаметре.  Это было  облако взаимной любви, которое и колебалось над бурьяном.

            Когда

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту