Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

который  прежде бывал здесь, рассказывал, что остров сплошь заселен щенками разных пород. И самое главное,  что  щенки  эти  никогда  не вырастают,  никогда  не  достигают слова "собака". Они остаются вечными, эти теплые щенки.

        -- Уважаемый сэр,  --  расспрашивали  матросы,  --  нам  очень  хочется посмотреть на теплых щенков, но мы не знаем, что с ними делать.

        -- Как  что делать? -- ответил Суер. -- Их надо трепать. Трепать -- вот и вся задача.

        -- А щекотать их можно? -- застенчиво спросил боцман Чугайло.

        -- Щекотание входит в трепание, -- веско пояснял капитан.

        Совершенно неожиданно трепать щенков вызвалось много желающих. Чуть  не весь экипаж выстроился у трапа, требуя схода на берег...

        -- А мне хоть бы одну серпилию пальм понюхать, -- говорил Вампиров.

        -- Отойди  от  трапа! -- ревел Пахомыч. -- А то привезу с острова кусок грубоидального ромбодендрона и как дам по башке!

        -- А серпилии пальм  нюхать  нельзя,  --  объяснял  Суер.  --  Человек, который  нанюхался  серпилий, становится некладоискательным. Если у него под ногами будет зарыт самый богатый клад, он его никогда не найдет.

        Это неожиданно многих отпугнуло. Все как-то надеялись, что когда-нибудь мы напоремся на остров с кладом.

        Под завистливый свист  команды  мы  погрузились  в  шлюпку  и  пошли  к острову.  Подплывая, мы глядели во все глаза, ожидая появления щенков, но их пока не было видно. Причалив честь по чести,  первым  делом  мы  побежали  к ближайшей  серпилии  пальм,  разодрали ее на куски, как французскую булку, и нанюхались до одурения.

        Суер  серпилию  нюхать  не  стал.    Он    разлегся    под    грубоидальным ромбодендроном  и  смеялся, как ребенок, глядя, как мы кидаемся друг в друга остатками недонюханной серпилии.

        -- А клада нам не надо! -- орал Пахомыч. -- Нам серпилия роднее! К  ней бы только стаканчик вермута!

        Ну,  я  налил  Пахомычу  стаканчик.  Я  знал,  что  вермут  к  серпилии расположен, и захватил пару мехов этого напитка.

        Лоцман Кацман тоже запросил стаканчик, но тут капитан сказал:

        -- Уберите вермут. Слушайте!

        В тишине послышался тихий, щемящий душу жалобный звук.

        -- Это скулят щенки, -- пояснил Суер. -- Они приближаются.

        Тут из-за ближайшего кабанчика вокабул выскочил первый щенок.  Радостно поскуливая, он уткнулся теплым носом в грубые колени нашего капитана.

        -- Ах ты, дурачок, -- сказал Суер, -- заждался ласк.

        -- Угу-угу, -- поскуливал щенок, и капитан начал его трепать.

        Поверьте,  друзья,  я  никогда  не видел такого талантливого и веселого трепания! Суер щекотал его мизинцем и подбородком, гладил  и  похлопывал  по бокам,  хватал  его  за  уши  и навивал эти уши на собственные персты, чесал живот то свой, то щенячий, распушивал хвост и играл им, как  пером  павлина, бегал  по  его  спине  пальцами,  делая  вид, что это скачет табун маленьких жеребцов.

        Со всех сторон из-за кабанчиков и ромбодендронов к нам повалили  щенки. Это  были лайки и терьеры, доги и немецкие овчарки, пуделя и рейзеншнауцеры, дратхаары и ирландские сеттеры. И мы принялись их трепать. Вы  не  поверите, но иногда у меня оказывались под рукой сразу по семь или по восемь щенков.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту