Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

Я катался с ними по траве и трепал то одного, то другого.

        Пахомыч,  нанюхавшийся  серпилий,  частенько  путал  щенков  с лоцманом Кацманом, трепал его и подымал за  уши  над  землей.  Кацман  совершенно  не спорил и блаженно скулил, путая себя со щенками. Правда, поднятый за уши, он больше походил на кролика.

        Должен заметить, что я трепал щенков, строго следуя примеру капитана, и за минуту оттрепывал по две, по три пары.

        -- Главная  задача,  --  пояснял  Суер,  --  оттрепать  всех  щенков до единого.

        И мы трепали и трепали, и я не уставал удивляться, какие  же  они  были теплые. Никогда в жизни не видывали мы эдакой теплоты.

        У  Пахомыча  в  карманах  обнаружилась  ливерная  колбаса. Он кормил ею дворняг, одаривал такс и бульдогов. Вокруг старпома образовалась целая свора жаждущих ливера щенков. Лоцман Кацман, совершенно  превратившийся  в  щенка, тоже  выпрашивал  кусочек.  Пахомычу  приходилось  отпихивать  лоцмана левым коленом.

        До самого вечера трепали мы щенков, а на закате стали  прощаться.  Суер плакал, как ребенок. Он снова и снова кидался на колени и перецеловывал всех щенков.

        С  большим  трудом  погрузились  мы  в  шлюпку,  кроме лоцмана, который катался по траве, разделяя со щенками прощальный кусок ливерной колбасы. Тут к нему подскочил какой-то кабанчик вокабул,  боднул  его  в  зад,  и  лоцман влетел в шлюпку.

        А  в шлюпке мы обнаружили какого-то совершенно неоттрепаннго щенка. Ему ничего в жизни не досталось.

        -- Возьмем его с собою, капитан, --  умолял  старпом.  --  Оттрепем  на борту, накормим. И команде будет веселей!

        -- Нельзя,  --  сказал  капитан.  --  Ему  нельзя  жить  с  людьми. Ну, оттрепем, накормим, а там он превратится в собаку и скоро умрет. Нет.

        И мы оттрепали по очереди этого  щенка,  отпустили  его,  и  он  вплавь добрался до берега.

        К  сожалению,  на  "Лавра"  мы  так  ничего и не привезли - ни серпилии пальм, ни грубоидального ромбодендрона. Правда, Суер прихватил с собой  одну небольшую  перистую  гармонику  дюн. Мы подарили ее боцману, и Чугайло играл иногда на ней тоскливыми вечерами.

          ДЫРКИ В ФАНЕРЕ

        Недели, наверное, с две, а то и с три-четыре мы никак не могли  открыть никакого  острова.  Ну  не  получалось! Острова-то, не означенные на картах, мелькали там и сям, но мы то обшивали палубу горбылем, то мочили яблоки,  то просто ленились.

        Сэр  Суер-Выер,  утомленный  открыванием  все  новых  и новых островов, говорил:

        -- Невозможно открыть все острова на свете, друзья. Лично  я  открывать новые  острова  отказываюсь.  Пусть  на  свете  хоть что-нибудь останется не открытым мною.

        И наш старый фрегат "Лавр Георгиевич" пролетал мимо островов, с которых порой высовывались на берег фиги и тянулись в  сторону  "Лавра".  На  других островах  из  джунглей  торчали  туземные  рожи,  измазанные  повидлом,  а в пампасах пели хором какие-то  младенцы  без  набедренных  повязок.  Все  это мелькало  мимо  наших  бортов,  пролетало,  не задевая души. Только на одном берегу задела душу стоящая  на  горе  корова.  Верхом  на  ней  сидело  штук двадцать человек, а с десяток других добровольцев сосали ее необъятное вымя. Я  долго  раздумывал

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту