Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

12

        Вслед за мичманом и мы с капитаном вошли в открытую дверь.

        -- Ну и что ты чувствуешь? -- спросил меня капитан, когда мы  оказались по другую сторону.

        -- Пока неясно, сэр. Кажется, прибавилось немного бодрости.

        -- Вот именно! -- кричал надоедливый Хренов.-- Именно бодрости! Бежим к другой двери!

        Посетив    следующую    открытую    дверь,    мичман    почувствовал  совсем необыкновенный прилив бодрости.

        -- Мне чего-то очень хочется! -- вскрикивал он.  --  Я  чувствую  такую бодрость! Такую зверскую бодрость!

        -- Чего именно хочется? -- строго спросил капитан.

        -- Сам  не  знаю  точно,  -- отвечал мичман. -- Но, пожалуй, я бы хотел иметь почетный диплом королевского общества дантистов, два чемодана барахла, дезабилье и собрание сочинений Декарта.

        -- Вполне понятные желания, -- сказал  Суер.  --  Даже  удивительно,  к каким  великим  замыслам  приводит  прилив  бодрости.  А  тебе, друг мой, -- обратился Суер ко мне, -- ничего не хочется?

        -- Хотелось бы ясности, сэр. Обычно, когда входишь  в  открытую  дверь, тебя что-то ожидает. Ну, скажем, бифштекс с луком или девушка с персиками. А здесь нету ничего -- только бодрость и пустота.

        -- Но  это  тоже  немало,  -- отвечал капитан. -- Бодрость и пустота -- целая философия. К тому же пустота, наполненная бодростью, не совсем  чистая пустота, это пустота взбодренная.

        -- Извините,  сэр, -- возразил я, -- но зачем нам бодрость в абсолютной пустоте? В пустоте я  и  без  бодрости  хорош.  Бодрость  всегда  хочется  к чему-нибудь применить.

        -- Да,  да,  кэп!  --  закричал  и  Хренов.  --  Давайте  применим нашу бодрость, чего ей зря пропадать?

        -- Пожалуйста, -- сказал Суер, -- применяйте.  Вон  еще  одна  открытая дверь, можете войти.

        Хренов, а за ним и мы с капитаном вошли в очередную открытую дверь.

        -- И здесь ничего нету, -- сказал мичман, -- а бодрости до хрена. Прямо не знаю, что и делать.

        Мичман пригорюнился. Сел на порог, подперев щеку кулачком.

        -- Сломать  к  чертовой  матери  все  эти двери! -- сказал он. -- Вот и применение бодрости! -- И он пнул ногою косяк.

        -- Стоп,  --  сказал  капитан.  --  Это  уже  бодрость,  переходящая  в варварство.  Ладно,  мичман,  закройте  глаза и считайте до двадцати семи. С окончанием счета прошу войти вон в ту открытую дверь.

        Мичман послушно закрыл глаза, а капитан  подмигнул  мне,  и  мы  обошли следующий  дверной  косяк  и  уселись на травку. Я достал из бушлата бутылку "Айгешата", лук, соль, крутые яйца и расставил бокалы.

        Аккуратно просчитав положенное, мичман открыл глаза и вошел в  открытую дверь.

        -- Ага! -- закричали мы с капитаном. -- Хренов пришел!

        -- Вот  это  дверь!  --  восхищался  мичман. -- Яйца! "Айгешат"! Вот уж бодрость так бодрость!

        Мы хлебнули, сели по яйцу.

        -- Ну а теперь, мичман, ваша очередь ожидать нас за открытой дверью.

        -- Идет! Считайте до десяти и валите вон в ту квартиру напротив.

        Честно прикрыв глаза, мы с капитаном досчитали  до  десяти  и  вошли  в дверь,  за  которой  таился  Хренов. Он лежал на травке и, когда увидел нас, засиял от радости.

        -- А вот и вы! -- закричал он. -- А я-то давненько вас поджидаю.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту