Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

6

груши До наступленья холодов!

        Эх,  и  хороший  же  тогда  у  нас  получился  праздник!  Ну,  прямо  - Самсон-Сеногной!

        Глава XIII Славная кончина

        Я  совсем забыл сказать, что с нами тогда на  борту был адмиралиссимус. Звали его Онисим.

        И многим не нравилось поведение адмиралиссимуса. Герой Босфора, мученик Дарданелл, он совсем  уже выжил из  ума, бесконечно онанировал  и выкрикивал порой бессвязные команды, вроде:

        - Тришка! Подай сюда графин какао, сукин кот!

        В другой раз он беспокойно хлопал себя по лысинке, спрашивая:

        - Где мой какаду? Где мой какаду?

        Чаще же всего он сидел на полубаке и шептал в пространство:

        - Как дам по уху - тогда узнаешь!

        Матросы не обижали старика, а Суер по-отечески его жалел.

        Один раз Суер велел боцману переодеться Тришкой и подать Онисиму графин какао.  Какао,  как  и  Тришка,  было  поддельным -  желуди да жженый  овес, кокосовый жмых, дуст, немного мышьяка - но адмирал выпил весь графин.

        - Где  мое какаду?  - распаренно расспрашивал  он. Суер-Выер велел  нам тогда  поймать  на  каком-нибудь острове  какаду.  Ну,  мы поймали,  понесли мученику и герою.

        -  Вот ваше  какаду, экселенс! - орали мы, подсовывая  попугая  старому морепроходцу.

        Адмиралиссимус восхитился, хлопал какаду по плечам и кричал:

        - Как дам по уху - тогда узнаешь!

        Стали мы подкладыватъ  лоцмана Кацмана, чтоб адмиралиссимус  ему по уху дал.  Но лоцман отнекивался,  некогда ему, он фарватер  смотрит. А какой там был фарватер - смех один: буи да створы.

        Навалились мы на лоцмана, повели до адмиралиссимуса.

        Старик Онисим размахнулся да так маханул, что сам за борт и вылетел.

        -  Вот  кончина,    достойная  адмиралиссимуса,  -  сказал  наш  капитан Суер-Выер. Потом уже на специально  открытом острове  мы  поставили памятный камень с подобающей к случаю эпитафией:

        Адмиралиссимус Онисим

        Был справедлив, но - онанисим.

        Глава XIV Хренов и Семенов

        Издали мы заметили клубы и клоки великого дыма,  которые подымались над океаном.

        - Это  горит танкер  "Кентукки",  сэр,  - докладывал  капитану  механик Семенов. - Надо держаться в стороне.

        Но никакого танкера, к  сожалению,  не  горело.  Дым  валил  с острова, застроенного бревенчатыми избушками, крытыми рубероидом. Из дверей избушек и валил дым.

        -  Что  за неведомые сооружения? - раздумывал Суер, оглядывая остров  в грубый лакированный монокуляр.

        - Думается, рыбьи коптильни, сэр, - предположил мичман Хренов.

        - Дунем в грот, - сказал капитан. - Приблизимся на расстояние пушечного выстрела.

        Пока мы дули, дым почему-то иссяк. Что-то, очевидно, догорело.

        - Высаживаться на остров будем небольшими группами, - решил капитан.  - Запустим для начала мичмана и механика. Хренов! Семенов! В ялик!

        Пока Хренов и Семенов искали резиновые  сапоги, из неведомых сооружений выскочило два десятка голых мужчин. Они кинулись в океан с криком:

        - Легчает! Легчает!

        Наши  Семенов с  Хреновым отчего-то перепугались, стали отнекиваться от сходу  на берег и  все  время искали сапоги.  Кое-как,  прямо в  носках,  мы бросили их в  ялик, и течение подтащило  суденышко к голозадым туземцам.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту