Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

        - И за пиво, - добавил Кацман.

        Мы подплыли ближе и увидели, что все голые люди, а с  ними и наши орлы, подоставали откуда-то кружки с пивом.

        Какой-то  Хренов,  кажется  не  наш,  выскочил    на  берег,  обвешанный гирляндами  воблы. Эти гирлянды болтались на нем, как ожерелья  на  туземных таитянках.  Он  раздавал всем  по  вобле на брата, а  остальные приплясывали вокруг него и кричали:

        - Вобла оттягивает!

        Наши Хренов с  Семеновым,  отплясав свое, костями воблы уже кидались  в океан и носом сдували пену из пивных кружек.

        - Оттягивает! Оттягивает! - ворковали они.

        - Неужели это так? - говорил Суер. - Неужели стоит  только  раздеться и тебе  выдают пиво и  воблу? Ни  в  одной  стране мира  я не  встречал такого обычая. Иногда я задумываюсь, а не пора ли и мне на воблу?

        - И на пиво, сэр, - пискнул Кацман. Мы оглянулись и увидели, что лоцман сидит  в шлюпке абсолютно  голый. Он дрогнул под  взглядом капитана, и синяя русалка, выколотая на его груди, нырнула под мышку.

        - Ладно, раздевайтесь, хлопцы,  -  сказал  капитан. -  Мы  еще не едали воблы на отдаленных берегах.

        И он снял свой капитанский френч.

        Мы  с Пахомычем  не стали жеманиться, скинули  жилеты и  обнажили  свои татуировки.

        Шлюпка пристала к  берегу. Тут же к нам подскочили Хренов  и Семенов  и выдали каждому  по  кружке пива  и по хорошей вобле. Славно провяленная, она пахла солью и свободой.

        -  Пиво в  тень!  - приказал  капитан.  -  Вначале войдем  в  неведомое сооружение. Все по порядку.

        Мы прикрыли  свои  кружки  воблой  и  поставили в  тенек, а рачительный Пахомыч  накрыл  все это дело  лопушком. На ближайшем  неведомом  сооружении висела вывеска:

          ВОРОНЦОВСКИЕ БАНИ

        - Что за оказия? - удивился Суер. - Воронцовские бани в Москве, как раз у Ново-Спасского монастыря.

        - И здесь тоже, сэр! - вскричал Хренов.

        - Здесь и Семеновские есть! - добавил Семенов. - А в Москве Семеновские ликвидировали!

        Тут из Воронцовских бань выскочил сизорожий господин и крикнул:

        - Скорее! Скорее! Я только что кинул!

        И мы ворвались в предбанник, а оттуда прямо в парилку.

        Чудовищный жар охватил наши татуировки.

        С  лоцмана ринул  такой поток пота, что я невольно вспомнил  о  течении Ксиво-пиво. Удивительно  было, что  наш слабовольный лоцман сумел произвести такое мощное явление природы.

        - Что же это? - шептал он. - Неужто это остров неподдельного счастья?

        Да,  это  было так. Счастье полное,  чистое,  никакой  подделки. Жители острова парились и мылись с  утра  и до вечера. Мыло  и веники березовые  им выдавались бесплатно,  а  за  пиво и воблу они  должны  были только радостно скакать.

        Весь день  мы  парились  и мылись, скакали за  пиво и  прятали его  под лопушки, и доставали, доставали, поверьте, из лопушков, и обгладывали воблью головку, и прыгали в океан.  Пахомыч до того напарился,  что  смыл почти все свои татуировки, кроме, конечно,  надписи: "Помни заветы матери". А надпись: "Нет в  жизни  счастья" он смыл  бесповоротно. Счастье было! Вот  оно  было! Прямо перед нами!

        В тот день мы  побывали в Тетеринских, Можайских, Богородских, Донских, Дангауэровских,  Хлебниковских,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту