Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

12

на сущность гвоздей,  но если в "Лавре" были гвозди, я никому не позволю их выдирать. Наш "Лавр" будет плавать со своими гвоздями.

        - Эх, Пахомыч-Пахомыч, - вздохнул Суер, - дорогой мой человек! Ну что с тобой  поделаешь? Ладно, иди бей  Псевдопилигрима, но прежде прикажи стюарду Мак-Кингсли принести мне в каюту ароматических микстур.

        Псевдо же пилигрим к  этому моменту выдрал  все гвозди. Он стоял  перед каютой на коленях, шептал и что-то плакал:

        Я  предан  прожитым годам. Когда  мы  были  вместе.  Вернемся искренне, мадам, В сожженные поместья.

        Тут  из каюты  высунулась  рука,  обнаженная  до  плеч.  Она  выхватила гвоздодер  и  швырнула в  небо. Гвоздодер  взлетел  ко грот-марса-рее,  сшиб зазевавшегося альбатроса и зацепил матроса Вампирова. Матрос рухнул и вместе с гвоздодером  и  альбатросом завис  на  такелаже.  Рука же белая за манишку втащила  Псевдопилигрима  в  каюту.  И  только  мы подумали, что  соискатель испытывает сейчас верха блаженства миг, как раздался клич:

        - Пилигрим за бортом!

        -  Она вытиснула меня в иллюминатор, - пояснял Псевдопилигрим, дружески захлебываясь в пене океана.

        И  тут  на него налетели  чайки. Первая схватила его шляпу, нахлобучила себе на бигуди и улетела. Вторая чайка напялила  коверкотовый пиджак, третья -  плисовые  шаровары, четвертая - пуловер  ангорских  шерстей, а  уж  из-за дубленки романовской дубки между парой чаек разгорелся настоящий бой.

        Тут подлетел ретивый альбатрос, сшибленный прежде гвоздодером, выхватил дубленку и полетел примерять ее в облака.

        Страсть наказуема, - пояснял  стюарду  наш капитан сэр Суер-Выер, нюхая ароматические соли и микстуры. В тишине раздался крепкий неверный

        Это Пахомыч заколачивал обратно вынутые преждевременно гвозди.

        Глава XXI Остров теплых щенков

        Моей жене Наталье Дегтяръ с любовью посвящаю.

        Линия  холмов, отороченная серпилиями пальм, впадины лагун, обрамленные грубоидальными    ромбодендронами,    перистые  гармоники    дюн,    укороченные кабанчиками вокабул, - вот краткий перечень мировоззрения, которое открылось нам с "Лавра", когда мы подходили к острову теплых щенков.

        Конечно, мы знали, что  когда-нибудь попадем сюда, мечтали об  этом, но боялись верить, что это начинает свершаться.

        Сэр  Суер-Выер,  который  прежде  бывал здесь, рассказывал, что  остров сплошь заселен щенками  разных пород. И самое главное, что щенки эти никогда не вырастают, никогда не достигают слова "собака". Они остаются вечными, эти теплые щенки.

        -  Уважаемый  сэр,  -  расспрашивали  матросы,  -    нам  очень  хочется посмотреть на теплых щенков, но мы не знаем, что с ними делать.

        - Как чего  делать? - отвечал Суер.  - Их надо трепать. Трепать - вот и вся задача.

        - А щекотать их можно? - застенчиво спросил боцман Чугайло.

        - Щекотание входит в трепание,  -  веско  пояснил  капитан.  Совершенно неожиданно трепать щенков вызвалось много

        желающих. Чуть не  весь экипаж выстроился  у  трапа,  требуя  схода  на берег.

        С  сомнением  осмотрев  эту  очередь,  которая внутри себя  пихалась  и отталкивалась, капитан сказал:

        - Трепать  щенков  надо уметь. А то  иной  так  понатрепет, что  другим

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту