Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

15

        Встречаются, конечно,  острова и побольше. Боцман Чугайло называет их - "попиджопные".  Ну, это уж  дело боцмана называть их как угодно,  а  лично я описывать их не собираюсь.

        Резко  и решительно не желаю рассказывать  о встреченных нами кораблях. Ну, проплывала однажды мимо нас пиратская галера "Тарас Шевченко", ну и что?

        Вообще-то мимо нас плавать опасались. Стороной обходили.

        Только однажды черный корвет  подошел вплотную.  Мы думали, это "Бигль" или "Коршун". Увы!

        Вот выписка из вахтенного журнала:

        "В  двадцать пять часов  сто  минут,  сильно  кренясь на пра  вый борт, салютуя  из  револьверов,  мимо фрегата  "Лавр Геор-гиевич" на  полном  ходу промчался корвет "Лаврентии вич". Напуганный скрипом нашей ватерлинии, через полминуты он затонул".

        Глава XXIII Дырки в фанере

        Остров посвящается Татьяне Бек.

        Недели, наверно, с две, а  то и с  три-четыре мы никак не могли открыть ни одного острова.

        Ну, не получалось!

        Острова-то,  не означенные на  картах,  мелькали там и сям,  но  мы  то обшивали палубу горбылем, то мочили яблоки, то попросту ленились.

        Сэр  Суер-Выер,  утомленный открыванием  все  новых  и  новых островов, говорил:

        -  Невозможно открыть все острова на свете, друзья.  Лично  я открывать новые  острова отказываюсь.  Пусть  на свете  хоть  что-нибудь останется  не открытым мною.

        И наш старый фрегат "Лавр Георгиевич" пролетал мимо островов, с которых порой высовывались  фиги  и тянулись  в сторону "Лавра". На других  островах сияли  туземные рожи, измазанные повидлой, а в  пампасах пели хором какие-то младенцы без  набедренных  повязок.  Все  это мелькало  мимо  наших  бортов, пролетало, не задевая души.

        Только на одном берегу задела  душу  стоящая на горе  корова. Верхом на ней  сидело штук двадцать человек, а с десяток других добровольцев сосали ее необъятное вымя.

        Я долго раздумывал о судьбе этой  коровы, но скоро и корова позабылась, развеялась ветром океанов.

        Наконец запасы  питьевой воды  у  нас истощились, и  капитану  пришлось согласиться на открывание какого-нибудь острова.

        И остров не замедлил появиться на горизонте.

        -  Не  знаю,  есть ли  на нем  вода, -  говорил  Суер, - но,  возможно, найдется хоть что-нибудь питьевое.

        - А пресное не обязательно, - поддерживали мы нашего капитана.

        На  берег мы взяли  с  собою  бочки и баклаги, баки,  цистерны,  ведра, лейки, пустые бутылки и  нескольких  матросов,  которые должны были  все это перетаскивать на борт.

        Не помню точно, кто там был из  матросов. Ну, Петров-Лодкин, Веслоухов, возможно,  и матрос  Зализняк. А вот кочегара  с нами не было. Впрочем, был. Конечно, был с нами и наш кочегар. Ковпак.

        Новооткрываемый  остров  весь  был  перерезан    рвами,  в    которых    и подозревалась вода. .

        Рвы эти и земляные валы что-то ненавязчиво напоминали, а что именно, мы не могли понять.

        Рядом  с  капитаном  стояли мы на берегу, стараясь  справиться со своей памятью, как  вдруг послышался какой-то треск, и из ближайшего рва показался человек.

        Он был ромбической формы и стоял на одной ноге.

        И нога эта была какая-то такая - общая нога. Вы меня понимаете?

        -

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту