Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

22

дорвавшись до красоты.

        -  Колите  его  дротиками,  оралы!  -  кричал  Суер.  В  этой нервозной обстановке  капитан комкал слова,  называя нас  вместо  орлов оралами. Но мы действительно менее были орлами и более - оралами.

        Дротики  наши не втыкались в монстра. Пахомыч ругал  механика Семенова, который  перезатупил их, пользуясь дротиками вместо  отверток и ковырялок  в разных патрубках машинного отделения. Мы переломали все дротики и кортики,

        но оторвать  однорогое чудовище  от взрывов  смысла,  то есть от грудей нашей достопочтенной мадам, никак не удавалось.

        - Он заходит все дальше, - тревожно шептала мадам. - Капитан, мы так не договаривались.

        Уникорн и вправду, что называется - дорвался. И его, в  сущности, можно было понять.

        -  Понять-то  мы  его понимаем,  - задумчиво  говорил капитан, -  но  и отрывать как-то придется.

        - Выход есть,  - сказал Пахомыч, - но очень сложный. Надо привязать его на буксирный канат и рвануть как следует.

        - Чем же рвануть, старпом? - спросил Кацман.

        - Как это чем? "Лавром"!

        Решение было принято,  но разгорелись  жаркие  споры,  за какое  именно место надо вязать Уникорна буксирным канатом.

        - За рог! За его дивный рог! - орал лоцман.

        Но тут резко воспротивилась наша покладистая, в сущности, мадам.

        - От ваших буксирных канатов  воняет дегтем, - говорила она. -  Попрошу вязать от меня подальше.

        Подальше  от мадам  Френкель оказались только  копыта,  а самозабвенный зверь так брыкался, что вязать его пришлось за талию.

        Талия его была толщиной с коньячную  бочку, но мы все-таки обхватили ее канатом,  задевая, к сожалению, иногда и пачкая талию мадам Френкель. Дергая своей испачканной талией, мадам переругивалась с Пахомычем.

        Наконец мы  обвязали  Единорога  морскими  узлами,  подняли все паруса, разогнали "Лавра" как следует и рванули изо всех сил.

        Как  ни  странно  - это  помогло. Медленно-медленно  пятясь,  Моноцерос отъехал от мадам Френкель.

        И  тут  сэр Суер-Выер подошел к  чудовищу и одним взмахом  корабельного топора отрубил его дивный рог.

        Мадам заплакала.

        - Я - предательница, - твердила она. - Я - тля.

        -  Не  волнуйтесь,  мадам,  не  волнуйтесь,  -    успокаивал  Суер-Выер, закутывая ее в одеяло, - рог этот останется с  нами на борту. Он будет вечно с вами.

        Пока "Лавр"  держал  Уникорна на  привязи, мы кинули рог, тяжелый,  как многодубовое бревно, в  свой вельбот, сами попрыгали вслед за рогом и быстро довеслались до фрегата.

        Как только мы перерубили буксирный канат, Уникорн принялся бессмысленно скакать по пляжу. От  легкости у него  кружилась голова, и он падал  поройна колени.

        Больно  было  видеть, горько  наблюдать эту  картину, и  мы с Пахомычем невольно отвернулись.

        -  Ничего,  ничего,  -  успокаивал  нас  капитан, -  у  него новый  рог отрастет. Таков закон произрастаний.

        И  действительно,  не успели  мы  толком отчалить и сняться с  буев,  у нашего обезроженного друга стал появляться новый рог.

        Вначале маленький  и невзрачный, он все удлинялся, удлинялся,  и  самое неприятное заключалось в том, что направлялся он в сторону "Лавра".

        - Черт  возьми! - сказал Суер.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту