Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

в монокль.  Только тут мы заметили, что так называемая внолава заблистала  под пасмурным небом тяжело, желто и металлически.

        - Это уже не вно, - сказал Хренов, - это золото.

        Киньте мне корзинку.

        И  действительно,    золото,    черт  побери,  золото  перло    из  жерла, сдобренное, правда, невероятнейшим запахом.

        - Это не золото, - сказал Пахомыч. - Это - золотое вно.

        Он кинул  мичману корзину, и мичман, зажимая нос, набрал полную корзину золотого вна.

        Потом, уже на борту, он вручил эту корзину нашему капитану.

        - Похоже на золото, сэр,  - сказал  он.  - Большая редкость, думаю, что дорого стоит.

        - Отчего же такая вонь?

        - Думается, что это все-таки не совсем золото, а, скорей, золотое  вно, - сказал мичман, - но я знаю в Москве пару банков, в которых особое чутье на золото. Они затыкают нос, сэр, поверьте, заткнут и на этот раз.

        -  Вно есть вно, - сказал Суер, - даже  и золотое. - И  он одним ударом капитанского сапога вышиб за борт корзину с золотым вном.

        Корзина, конечно, не  затонула и до сих пор  болтается  где-то в волнах Великого Океана.

        Глава XXIX Кроки и кошаса

        Открывая    наши  острова,  мы,  конечно,  заносили  их  на  карту.  Это ответственнейшее дело было поручено мичману Хренову.

        Обычно  после открывания  очередного острова в кают-компании собиралась сверхсекретная группа, в  которую, кроме  меня и капитана, входили старпом и лоцман.

        Под рюмочку кошасы  мы придумывали название очередному острову, а после вместе  с широтами и долготами выдавали это  все мичману.  Полагалась  ему и рюмочка кошасы.

        Взяв  кошасу под мышку, мичман, хмыкая, уходил куда-то к себе и заносил все на карту. Карту эту он почему-то называл "кроки".

        - Сейчас занесу на кроки, - говорил он обычно, помахивая кошасой.

        И вот, что, бывало, ни скажешь мичману, дрова пилить или

        картошку чистить, он всегда отнекивался:

        - Кроки, кроки, у меня кроки.

        Когда  он  не  появлялся  в  кают-компании  на наших  вечерних  приемах корвалолу, мы оправдывали его:

        - Кроки! Хренов делает кроки!

        Как же, собственно, он их делает, толком никто не проверял.

        Однажды въедливый  Кацман  предложил все-таки  эти кроки  осмотреть. Мы заманили мичмана кошасой и предложили предъявить кроки.

        Боже мой,  что же это были за кроки! Я таких  крок  никогда не видывал: грязные, облитые какао, прожженные пеплом сигар.

        Кроме того,  все  острова  по  виду  У него  напоминали  овал.  Огурчик побольше, огурчик поменьше, то банан, а то баклажан.  Мы, конечно,  бывали и на  таких баклажановых  островах,  но  встречались  и  треугольные груши,  и квадратный  картофель,  я уж не говорю о  более сложных формах, вроде кружки пива.

        Мы  отругали  мичмана  и    перерисовали  все  острова  собственноручно. Установили окончательные официальные названия всех островов и определили  их формы. Вот краткий перечень:

        1. ОСТРОВ ВАЛЕРЬЯН БОРИСЫЧЕЙ - формы кривого карандаша.

        2. ОСТРОВ СУХОЙ ГРУШИ - яйцеобразный с деревом посредине.

        3.  ОСТРОВ НЕПОДДЕЛЬНОГО  СЧАСТЬЯ  -  напоминает  Италию  без  Сицилии, сапогом кверху.

        4. ОСТРОВ  ПЕЧАЛЬНОГО  ПИЛИГРИМА -определенной  формы не  имеет,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту