Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

и бренчали, пока матросы не засунули их в банку с водой.

        Им насыпали в банку хлебных крошек, и пенснэ успокоились. Они плавали в банке, поклевывая крошки.

        Из    зарослей  же  карбонария  слышался  неуемный    хохот.  Это  сильно раздражало нас, и мы снова метнули лассо. На этот раз петля притащила что-то плотное.

        Какой-то  бочонок, оснащенный десятком  пробок,  обмотанных проволокой, как  на бутылках шампанского, хлопал себя  по животу крылышками, подпрыгивал на палубе, и внутри у него что-то булькало.

        - Что за бочонок? - сказал старпом. - Что в нем? Не понимаю.

        -  Э, да что вы, Пахомыч,  -  улыбнулся капитан. - Совершенно очевидно, это - неуемный хохот. Вы слышите? В зарослях все стихло.

        - Ихний неуемный хохот? - удивлялся старпом. - В виде бочонка?

        - Совершенно очевидно.

        - Отчего же мы не хохочем?

        -  Это  же  чужой неуемный  хохот. К  тому же  и пробки закупорены.  Не вздумайте их  открывать,  а то мы с ног до головы будем в  хохоте.  Он такой шипучий, что лучше с ним  не связываться. Отпустите, отпустите его на  волю, не мучьте.

        И мы отпустили крылатый бочонок.

        Он  пролепетал  что-то  крыльями,  подскочил  и  барражирующим  полетом понесся  к острову. Долетев  до кустов карбонария, он  сам из себя вышиб все пробки, хлынула пена, и взрыв хохота потряс окрестность.

        - Уберите  к чертовой  матери наше лассо, - сказал капитан. -  Старпом, спускайте шлюпку.

        Глава XXXIII Блеск пощечин

        Прихватив с собою на остров богатые дары: перец, лакрицу, бефстроганов, - мы погрузились в шлюпку.

        Надо сказать, что никто из нас не выказывал признаков сугубого волнения или беспокойства. Немало понаоткрывали  мы  островов, и остров  каких-то там голых женщин  нас  не  смущал  и  не напугивал. Легкое возбуждение,  которое всегда  испытываешь в  ожидании  неведомого, подхлестывало нас, как попутный ветерок.

        -  Как  прикажете,  сэр? - спрашивал Пахомыч капитана. - Отобрать голых женщин у мичмана с механиком?

        - Да не  стоит,  -  отвечал благодушный  капитан. - Пусть  отдыхают  от тяжелых матросских служб.

        - Надо отнять! - возмущался лоцман.

        - Успокойтесь, Кацман! Неужто вы думаете, что на этом острове всего две голых женщины? Поверьте, найдется и для нас что-нибудь.

        - Первую - мне, - неожиданно потребовал  лоцман. - Это, в конце концов, я провел "Лавра" к острову.

        - Пожалуйста,  пожалуйста,  -  согласился капитан, - не будем  спорить. Берите первую.

        -  И возьму,  -  настаивал  лоцман. - Я давно уже  мечтаю о  счастливом душесложении.

        Так, дружески  беседуя, мы обошли заросли  карбонария, откуда слышались крики:

        - Ну, Хренов! Ты - не прав!

        За карбонарием располагалась пестрая лагуна.

        Там по песку разбросаны были маленькие  ручные зеркала. Они блестели на солнце и пускали в разные стороны пронзительные зайцы.

        На краю лагуны лежала голая женщина.

        - Вот она! - закричал лоцман. - Моя, сэр, моя! Мы так договаривались.

        Лоцман подбежал к женщине и не долго думая схватил ее за колено.

        - Моя голая женщина, моя, - дрожал он, поглаживая колено.

        Дремавшая до этого женщина приоткрыла очи.

        - Это еще кто такое? - спросила она,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту