Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

31

разглядывая лоцмана.

        - Это я - лоцман Кацман.

        - Попрошу без хамства, - сказала женщина. - Ты кто такой?

        - Я же говорю: лоцман Кацман.

        Тут женщина приподнялась, подкрасила губы и, вздрогнув грудью, закатила лоцману пощечину.

        - Я  предупреждала, -  сказала  она. - Перестань сквернословить. Ты кто такой?

        Лоцман внутренне сжался.

        - Я тот, - прошептал он, - ...

        - Который?

        - Ну тот...  кто  призван насладиться  твоим  роскошным  телом. Женщина кокетливо хихикнула.

        - А я-то думала, - посмеивалась она, - а я-то думала...

        - Что ты думала, радость моя?

        - А я думала, что ты - лоцман Кацман.

        - Наконец-то, - вздохнул лоцман. - Конечно, я и есть лоцман Кацман.

        Женщина нахмурилась.

        - Не сквернословь! - сказала она и снова закатила лоцману пощечину.

        - Как-то неловко наблюдать  их наслаждение, кэп,  -  заметил  я.  - Кто знает, как далеко они зайдут.

        -  Оставим их,  - согласился капитан,  и мы  двинулись по  краю лагуны, направляясь к дюнам.

        Шагов через  двадцать  мы  обнаружили новую  голую  женщину.  Она  мыла бутылки в океанском прибое.

        - Ну? - спросил капитан. - А эту кому?

        - Только не  мне, -  заметил я. -  Мы сюда наслаждаться приехали,  а не посуду сдавать.

        -  Когда же это  бутылки мешали наслаждениям? - резонно спросила  дама, игриво полуобернувшись к нам.

        Этот  ее  внезапный полуоборот,  океанская пена и  блики  портвейна  на розовой коже внезапно пронзили меня, и я потянул уже руку, как вдруг старпом сказал:

        -  А  мне  эта  баба  так  что  вполне подходит.  Милая, хозяйственная. Перемоем бутылки  и сдавать понесем. А  есть  ли у  вас,  баба,  хоть  какие приемные пункты?

        - Полно, - отвечала голая женщина, обнимая старпома, - да только сейчас все за тарой поехали.

        - А почем бутылки идут? -- спрашивал Пахомыч, впиваясь в ее уста.

        - А  по-разному, -  отвечала  она, обвивая плечи  старшего помощника. - Четвертинки  -  по  десять,  водочные  - по двадцать,  а  от шампанского  не принимают, гады!

        - Э-хэ,  -  вздохнул  капитан,  - как  тяжело  даются  эти путешествия, забываешь  порой  не  только обо  всем  святом, но  и  о  простом будничном, человеческом. Ну ладно, следующая женщина - твоя.

        - Я готов уступить, сэр, - отвечал я. - Это ведь не очередь за билетами в Нальчик.

        - Нет-нет, - улыбался Суер, - капитан  сходит  на берег последним. Даже на берег страсти. Так что следующая - твоя.

        Я неожиданно разволновался.

        Дело в том, что  я опасался какого-нибудь монстра с  шестью грудями или чего-нибудь в этом роде. А чего-нибудь в таком роде вполне могло появиться в этом благословенном краю.

        Тревожно  оглядывался  я,  осматривался  по  сторонам,  готовый  каждую секунду ретироваться в сторону карбонария.

        - Да, брат мой,  - говорил капитан,  - следующая  - твоя. Но  что-то не видно этой следующей. Постой, а что это шевелится там на скале?

        На  скале,  к  которой мы  неумолимо приближались, сидели три  женщины, голые, как какие-то гагары.

        Глава XXXIV Задача, решенная сэром

        - О Господи! - вздохнул капитан, вытирая внезапный  пот.  -  Проклятье! Следующая твоя, но какая из них следующая?

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту