Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

38

        - Невозможно, -  сказал капитан, - отпусти сосну. Будем иметь одно лицо на двоих - не так уж страшно.

        В голове  моей  помутилось,  я потерял  на  миг сознание... и слился  с капитаном в одно лицо.

        - Скажи спасибо, что  не с боцманом Чугайло, - сказало бывшему мне наше общее теперь лицо.

        Слившиеся в одно лицо  Пахомыч и лоцман  смотрели на  нас  с превеликим изумлением.  Тут  наше  лицо достало  зеркало,  не помню уж,  из  моего  или капитанского кармана, и стало себя разглядывать.

        Ничего вообще-то, вполне терпимо,  я ожидал худшего.  Правда,  при всей моей  любви к капитану, меня неожиданно  покоробили его усы  в  сочетании  с моими прекрасными  глазами,  но  так,  в целом, неплохо... И  еще  появилось странное  ощущение, что мы  хоть и слились  в  одно лицо, но  все-таки в нем присутствовал и какой-то бывший я.

        - Перестань  вертеться и нервничать, - сказало наше лицо бывшему мне. - Слился так слился,  и нечего валять дурака. Бывшее  твое  лицо уже никого не интересует. Гуляй!

        Некоторое  время наше лицо с капитаном и ихнее лицо Кацмана и  старпома бесцельно бродили под соснами.

        Потом ихнее лицо разложило для чего-то костер из сосновых шишек.

        Это нашему лицу не понравилось, и оно стало затаптывать костер четырьмя ногами.

        Ихнее лицо разозлилось и ударило в наше четырьмя кулаками.

        Наше в ответ дало им в глаз.

        Так мы топтались в дыму и пепле шишечного костра.

        -  Это  все бывало  не  раз,  -  сказало наконец  наше  лицо ихнему.  - Слившиеся в  одно лицо любят наносить взаимные удары. Но в  нашем  лице есть признаки капитана. Поэтому слушай нашу команду: немедленно в шлюпку!

        Старпомолоцман,  или, так сказать,  Пахомнейший Кацман, то  есть  ихнее лицо, неожиданно подчинилось и направилось к шлюпке. За ним двинулось и наше лицо.

        В шлюпке  мы  сумбурно  хватались  за  какие-то весла,  что-то  гребли. Неожиданно нашему лицу пришла в голову важная мысль.

        -  Слившееся  надо разлить, -  сказало наше лицо, а ихнее заулыбалось и достало из-под банки спиртовую бутыль. "Пианино".

        Лица разлили по одной. Выпили.

        Потом наше выпило, а ихнее пропустило.

        Тогда наше тяпнуло, а ихнее как-то дико чокнулось стаканами.

        И тут явление произошло! Неожиданное!

        Все  мы, бывшие четверо,  внезапно  стали  неудержимо сливаться  в одно общее лицо на четверых,

        Как оно выглядело со стороны,  я не видел, но соображал, что получается нечто мутное и большое.  В общем, четверное. Эдакая кварта  с ушами  во  все стороны.

        И тут бывший я, который еще теплился в тайниках общего лица, понял, что плаванье кончилось и мы никогда не доберемся до "Лавра Георгиевича", течение отнесет нас от фрегата, от острова и от самих себя.

        В  кварте  нашей  рыхлой  и обширной что-то захрипело,  закашляло,  как сквозь вату пробился голос бывшего сэра Суера-Выера:

        - Приказываю закусить! Немедленно закусить!

        -  Мне  сала, сала,  -  запищал  где-то в молочной  мгле бывший  лоцман Кацман.

        - Огурчика малосоленького, - жалобно провыл норд-вест старпома.

        Соленая  волна ахнула  в  четверное наше  лицо, и разница  во  вкусе  к закуске  сделала  свое  дело.  С  одной  стороны  послышался

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту