Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

42

посланного  обратно,  как вы  сами понимаете, было уже невозможно.

        Глава ХL Остров Леши Мезинова

        - ...и  прочая суета, - сказал Суер, погружая уголь своего тела в топку вместительного кресла.

        Тулумбасы гудели...

        Они гудели всю ночь, и под утро Суер выкинул шлак своего тела из сытого чрева топки вместительного кресла и сказал:

        - Не чувствую морального права. Не чувствую!

        -  Да  ладно,  бросьте, кэп,  - заныл Кацман.  - Мало ли  островов,  на которых мы не побывали? Плюнем и на этот.

        -  Проплыть  мимо  острова  Леши  Мезинова - это  кощунство,  -  шептал капитан. - Старпом! Сушите шлюпки!

        - Все  высушено, сэр, -  безмолвно ответствовал Пахомыч. -  Не надо  ли чего обрасопить?

        - Не надо, - отвечал капитан, - Леша сам обрасопит, кого захочет.

        Остров  Леши  Мезинова  формою своей  напоминал  двуспальную  кровать с пододеяльником. Но это сбоку, а сверху - станцию Кучино.

        На берегу топтались два человека,  которые и били в тулумбасы. Один  из них, кроме  тулумбасов,  держал на груди  атлетическую штангу. Это и был сам Леша Мезинов. Рядом с ним в майорском мундире махал тулумбасом его брат Бес.

        На остров мы поплыли вдвоем с капитаном.

        - Я Лешу боюсь, - сказал лоцман.

        - Весьма они строгие, - соглашался старпом.

        Но  Леша не был никаким строгим. Он бросил штангу в океан, крепко обнял нас с капитаном и только шепнул мне на ухо:

        - Бесу много не наливай.

        И  я много не  налил, но  Бес скоро пал  на песок и заснул  богатырским майорским сном в отставке.

        Суер же Выер между  тем с Лешею смотрели  друг  на друга, узнавая  и не узнавая.

        - Суер! Ты ли? - толкал его Леша в грудь кулаком.

        -  Да,  Меша,  это  я,  -  шептал  капитан,    вспоминая  старую  кличку островитянина.

        - А помнишь каннибала по имени Ганнибал?

        -  Как  забыть, Меша,  -  отвечал капитан, -  он  мне ведь яйца чуть не отгрыз, и если б я не растворился тогда в лазури...

        - А ты  здорово  растворился в лазури, - говорил Леша.  - Это редко кто умеет - в лазури растворяться.

        - Но и вы мне здорово  помогли  раствориться, -  смеялся Суер. - Жалко, что тебя нету в нашем новом плаваньи.

        - Да ничего, вы с Дяем  доплывете до конца,  - говорил  Леша, вспоминая мою старейшую кличку. - Конечно, я не знал, что вы попадете на остров  голых женщин, а то бы поплыл вместе с вами.

        - Ради тебя мы снова готовы вернуться! - уверял Суер. - Правда, Дяй?

        -  Сэр, - отвечал я, - конечно, вернемся. Возможно, Леша растолкует нам смысл младенца по имени Ю.

        -  Этот смысл вам откроется, - успокаивал Леша, - а ради меня на остров голых женщин возвращаться  не стоит,  я все-таки не  боцман Чугайло. Давайте лучше сядем на берегу и вспомним былое.

        И мы сели и стали вспоминать.

        Мы вспоминали  о том нашем  первом  плаваньи,  в  которое  мы  когда-то пустились втроем: Леша, Суер и я.

        С  нами  были  тогда  еще эфиоп Яшка,  главный  махало-опахальщик,  Дик Зеленая Кофта и Билл  Рваный Жил-лет.  На фрегате "Корапь" мы открыли остров каннибалов  да и один  завалященький островок  с кладом.  Вспомнился и текст записки, запечатанной во флаконе Мумма:

        Каменище найдите.

        Сто раз поверните.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту