Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

47

вопрос: чем вы, собственно, занимаетесь?

        - Как то есть  чем? - засмеялся Сциапод. - Лежу здесь и ногой от солнца прикрываюсь.

        - А чем снискиваете хлеб свой насущный?

        -  Позвольте,  господа,  а  зачем мне хлеб? Вот вы сидите в  моей тени, пьете пиво, виски, а мне ведь даже шампанского не  предложили. Впрочем, я не обижаюсь. Никому еще не приходило  в голову, что Сциаподам нужно что-нибудь, кроме тени их ноги. Поверьте, я только защищаюсь от солнца, а  на шампанское не рассчитываю.

        - Так значит, вы не сеете и не жнете? - строго спросил Суер.

        -  Не  сею,  -  добродушно  разъяснял  Сциапод,  -  и жать не умею.  Но поверьте,  дружок,  не  так  уж  просто  следить  за продвижением светила  и поворачивать  свою  подошву вовремя.  Это тоже работа, правда, приятная и не нарушающая сущность моей души.

        - Черт возьми! - воскликнул Кацман. - У меня на борту столько работы, и вся она нарушает сущность: то рифы  обходи, то корябай  дно лотом, то  нюхай плотность волны, то клейкость морской пены - сплошной невроз. Не попробовать ли идею Сциапода?

        Тут лоцман снял галош,  вышел на солнышко и задрал пятку к лучам нашего дневного ярила.

        К сожалению,  тенью  подошвы он не  сумел прикрыть  хотя бы собственное ухо.

        - Не обратим внимания на эту глупость, - предложил Суер, - виски, пиво, жара.  Рассмотрим  поступок лоцмана  как лечебную  физкультуру, а  сами  тем временем предложим шампанского достойному другу, который, как выяснилось, не сеет.

        -  Не  сеет,  не  сеет,  -  проворчал  Пахомыч.  -  Небось  отвези  его куда-нибудь в Орехово-Зуево - сразу бы засеял и зажал.

        Суер    поднес    шампанского    работнику    своей    подошвы,    Сциапод  с удовольствием пригубил и тут же предложил:

        -  Я  вижу, что  вы достойные  посетители и открыватели новых островов. Прошу вас, залезайте все на мою подошву, и я покачаю вас над вершинами пальм и кривандий.

        И мы, захватив пиво и помидоры, забрались на раскаленную подошву.

        Только тут я понял, что,  кроме необходимой  Сциаподу тени, он получает нужнейшее для его ноги тепло. Нога у него, очевидно, была мерзлячка.

        Мы славно попили на подошве  пивка  и кидались помидорами в пролетающих попугаев.

        Только  под  вечер попрощались  мы  с нашим единоногим  другом,  обещая прислать ему грубый шерстяной носок на более промозглые времена.

        Глава XLIII. Бодрость и пустота

        Не сразу, далеко не сразу разобрали мы, что это за прямоугольники стоят повсюду  на  взгорках, дорогах  и просто  на  траве открываемого нами нового острова.

        К    прямоугольникам  же,  большей  частию  деревянным,  приделаны  были какие-то штуки, вроде дверей с ручками бронзового литья.

        Только    потом  мы    догадались,    что  это    действительно    двери,  а прямоугольники - дверные косяки.

        К  удивлению,  никаких  сооружений  - домов,  гаражей  или сараев,  - к которым эти косяки были  бы пристроены, видно не было. Косяки стояли сами по себе,  и двери  были  распахнуты.  Они  поскрипывали  под  морским ветерком, раскачиваясь на петлях.

        Кое-где над открытыми дверями прямо в небе висели окна, также раскрытые настежь. На окнах колыхались занавесочки.

        -  Обычная  островная

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту