Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

48

чертовня,  -  сказал  Пахомыч, зевнув  в сторону острова. - Какой-то  болван  понаставил всюду косяков. Но вот как он в  небо окна подвесил?

        -  На  вашем  месте,  старпом,  я  бы  поостерегся    называть  болваном неизвестное  пока лицо, -  сказал Суер-Выер. -  А вдруг  да это Божественный промысел?

        - Свят-свят, - дрогнул Пахомыч. - Да зачем же Господу заниматься такими пустяками, как дверные косяки?

        - Косяки здесь ни при" чем, - сказал Суер, - главное  - двери. Открытая дверь - это знак, это  приглашение войти. Давайте же войдем в эти двери, раз уж нас приглашают.

        - Ломиться  в  открытую  дверь...  -  поморщился лоцман,  -  да  нет... неинтересно...

        - Извините,  кэп, - сказал Пахомыч, -  я  тоже останусь  на борту, меня немного беспокоит наш суперкарго.

        - Чего такое? - не понял капитан.

        - Да разве вы не помните, сэр? Суперкарго, заведующий

        грузом.

        - Груз  -  дело  серьезное,  - согласился  капитан. Так на этот  раз  и получилось, что вместо старпома и лоцмана с нами на остров отправился мичман Хренов.

        Оказавшись на берегу, Хренов взбудоражился.

        -  Мои ноги чуют сушу! - потрясенно  вскрикивал он. Спотыкаясь,  мичман вбежал в ближайшую открытую

        дверь, кругом обежал косяк и кинулся нам навстречу.

        - Я вошел  в открытую дверь!  Я  вошел в  открытую  дверь! - кричал он, подпрыгивая, как ягненок.

        Вслед за мичманом и мы с капитаном вошли в открытую дверь.

        - Ну и что ты чувствуешь? - спросил меня капитан, когда мы оказались по другую сторону.

        - Пока неясно, сэр. Кажется, прибавилось немного бодрости.

        - Вот именно! - кричал надоедливый  Хренов. - Именно бодрости!  Бежим к другой двери!

        Посетив  следующую    открытую    дверь,    мичман    почувствовал    совсем необыкновенный прилив бодрости.

        - Мне  чего-то  очень  хочется!  -  вскрикивал он. - Я  чувствую  такую бодрость, такую зверскую бодрость!

        - Чего именно хочется? - строго спросил капитан.

        -  Сам не знаю точно. Но, пожалуй,  я бы  хотел  иметь  почетный диплом Королевского общества дантистов,  два  чемодана барахла, мулатку дезабилье и собрание сочинений Декарта.

        - Вполне понятные желания, - сказал Суер. -  Даже  удивительно, к каким великим замыслам  приводит  порой  прилив  бодрости. А  тебе,  друг  мой,  - обратился Суер ко мне, - ничего не хочется?

        - Хотелось бы ясности, сэр. Обычно,  когда входишь в  открытую дверь, - тебя что-то ожидает. Ну, скажем, бифштекс с луком или девушка с персиками. А здесь нету ничего - только бодрость и пустота.

        -  Но это тоже немало, - отвечал капитан.  - Бодрость и пустота - целая философия.  К тому же пустота,  наполненная  бодростью, это не совсем чистая пустота, это пустота взбодренная.

        -  Извините, сэр, - возразил я, - но на хрена мне бодрость в абсолютной пустоте? В  пустоте я  и без  бодрости  хорош.  Бодрость  всегда  хочется  к чему-нибудь применить.

        - Да, да, кэп!  -  закричал и Хренов. - Давайте применим нашу бодрость, чего ей зря пропадать?

        -  Пожалуйста,----сказал Суер, -  применяйте.  Вон  еще  одна  открытая дверь, можете войти.

        Хренов, а за ним и мы с капитаном вошли в очередную открытую дверь.

        - И здесь ничего

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту