Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

49

нету, - сказал мичман, - а бодрости до хрена. Прямо не знаю, что и делать.

        Мичман пригорюнился и сел на порог, подперев щеку кулачком.

        - Сломать  к чертовой  матери  все  эти  двери! - сказал он.  -  Вот  и применение бодрости! - И он пнул ногою косяк.

        - Стоп! - сказал капитан. - Это уже бодрость, переходящая в варварство. Ладно,  мичман,  закройте глаза и считайте  до  двадцати семи.  С окончанием счета прошу войти вон в ту открытую дверь.

        Мичман  послушно закрыл  глаза, а  капитан подмигнул  мне, и  мы обошли следующий дверной косяк  и уселись  на  травку. Я достал  из бушлата бутылку "Айгешата", лук, соль, крутые яйца и расставил бокалы.

        Аккуратно  просчитав положенное, мичман открыл глаза и вошел в открытую дверь.

        - Ага! - закричали мы с капитаном. - Хренов пришел!

        -  Вот это  дверь!  -  восхищался  мичман. -  Яйца! "Айгешат"!  Вот  уж бодрость так бодрость!

        Мы хлебнули, съели по яйцу.

        - Ну а теперь, мичман, ваша очередь ожидать нас за открытой дверью!

        - Идет! Считайте до десяти и валите вон в ту квартиру напротив.

        Честно  прикрыв глаза, мы с капитаном  досчитали  до десяти  и  вошли в дверь, за которой таился  Хренов. Он  лежал  на травке и,  когда увидел нас, засиял от радости.

        - А вот  и вы! - закричал он.  - А я-то вас  давненько поджидаю! Скорее выкладывайте, что принесли.

        - Погодите, в чем дело? - сказал я. - Мы вас встречали по-честному, а у вас даже стол не накрыт.

        - А зачем его накрывать? Я же знаю, что у вас есть остатки "Айгешата".

        - Мы его допили по дороге, - мрачно сказал я.

        - Да как же  это вы  успели? - расстроился мичман. - Надо было до  трех считать.

        Мичман поник, прилив бодрости сменился отливом.

        - Все, - сказал он, - больше я ни в какую открытую дверь не пойду.

        Он уселся на песочек на берегу, а мы с капитаном  все-таки  прошли  еще несколько дверей,  и за каждой нас ничто не  ожидало,  кроме  травы и мелких цветочков, океанской дали и прохладного ветерка.

        - А это куда важней, чем "Айгешат" с яйцами, - пояснял капитан.

        - Я с вами согласен,  сэр,  - говорил я,  -  но остатки "Айгешата"  все равно Хренову не отдам.

        - Давай сами дольем его за какой-нибудь дверью.

        И мы вошли в очередную дверь и чудесно позавтракали, овеваемые ветром и отделенные от мичмана десятками открытых дверей.

        - Мы совсем  забыли  про  окна,  - сказал Суер-Выер,  допивая последний глоток  крепленого  напитка.  - Надо  бы  заглянуть  хотя  бы  в  одно окно, посмотреть, что там, за окном. Все-таки интересно.

        - Высоковато, сэр. Никак не дотянуться.

        - Давай-ка я заберусь к тебе на плечи.

        И капитан забрался ко мне на плечи, заглянул в окно.

        -  Ну,  что вы там  видите, сэр? - кряхтя, спрашивал я.  -o Много-много интересного, - рассказывал капитан.

        - Я вижу камин, в  котором пылает полено, вазы с  цветами,  бифштекс  с луком и девушку с персиками.

        - Ну а девушка-то, что она делает?

        - Улыбается, на бифштекс приглашает.

        - Так залезайте в окно, сэр, а мне потом какую-нибудь веревку кинете.

        - Подсади еще немного.

        Капитан подтянулся, повис на подоконнике и скрылся в глубинах окна.

        Я, конечно,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту