Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

50

чрезвычайно опасался, что  достойный сэр свалится по другую сторону подоконника и расшибется о землю. Но подобного не произошло.

        Сэр  Суер-Выер исчез, а окно по-прежнему висело в воздухе, и колыхались его занавесочки.

        Некоторое  время  я растерянно стоял  под окном, осознавая исчезновение капитана.

        Вдруг из окна высунулась рука и кинула мне веревочную лестницу.

        И я полез по этому трапу наверх *.

        Глава XLIV. Ступеньки и персики

        Поднявшись ступенек  на десять, я хотел  уж заглянуть в окно, приподнял голову. Боже! Что это?!

        Окно осталось на том же расстоянии от меня, что и прежде.

        Я  шагнул еще  наверх и  заметил,  что  с  каждым моим  шагом  из  окна вываливается новая ступенька. Тяжестью своего шага я вытягиваю ее.

        Бодрость моя внезапно закончилась, и прибавилось в душе

        пустоты.

        - Сэр! - закричал я. - Придержите ступеньки! Вываливаются.

        Ответа не последовало.

        -  Сэр!  Капитан!  Забейте  там    какой-нибудь  гвоздь,  чтобы  они  не вываливались.

        Занавески    шуршали,  простые  ситцевые  занавесочки  с    подзорами    и кружевами.

        -  Мне  надоели эти  игрушки, сэр! -  закричал  я.  -  Спускаюсь вниз к Хренову!

        Я  глянул  вниз  и  -  о Господь милосердный!  - очень  и очень  высоко болтался я над землей, причем по-прежнему стоял на первой ступеньке.

        А внизу, далеко-далеко-далеко,  лежал остров со  всеми своими косяками, где-то в  канавке дремал Хренов, я видел насквозь океан, его потайные бездны и прибрежные пляжи, плантации  медуз и  кораллов, на горизонте торчали мачты нашего "Лавра". На фок-мачте курил матрос Вампиров.

        - Эгей! - закричал я. - Эге-гей! Хренов! Вампиров!

        Э-эээээээ-й!

        Ни Хренов, ни Вампиров меня не заметили.

        Зато неожиданно приметила злостная чайка. Какая-то рябая и клочковатая, с каменным лицом, она накинулась на меня и стала терзать мою печень.

        Я врезал ей под ребра. Кувыркаясь, чайка отпала в океан.

        На крик чайки из окна высунулся Суер-Выер.

        - Ну ты чего там? - спросил он. - Завис, что ли?

        - Так точно, уважаемый сэр, завис.

        - Да ты лезь наверх.

        - Ступеньки вываливаются, сэр, из окна.

        - Какие ступеньки?

        - Да вот эти, сэр, на которых я стою.

        - А ты что, разве на ступеньках стоишь?

        - Как же так, сэр, вы же сами мне их выбросили.

        - Я выбросил? Ничего я не выбрасывал.

        - А на чем же я тогда повис?

        -  Сам не понимаю, - сказал  Суер,  приглядываясь. -  Ты и  вправду  на чем-то висишь, а что это такое? Не пойму. Клевер, что ли?

        - Какой еще к черту клевер? Это веревочная лестница!

        - Да? - удивился Суер. - Странно. Очень уж похоже на клевер.

        -  Дорогой  сэр!  - взмолился  я.  -  Положение отчаянное.  Погибаю над бездной. Протяните мне чего-нибудь, руку какую-нибудь или буксирный канат.

        - Чего  ты  на  этот клевер  залез, никак не пойму.  А помочь-то я тебе никак не могу. Дело в том, что я  нахожусь  в четвертом измерении,  а ты все еще в третьем. Я до тебя, извини, даже доплюнуть не могу. Измерения разные.

        - Но вы хоть попробуйте, сэр!

        - Ну, из измерения в  измерение плевать я, конечно, не стану.  Попробую бросить тебе персик.

        - Бросайте скорее,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту