Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

53

он, небось, удивился в прошлом, когда снова кошасу получил.

        - Давай что-нибудь в прошлом с Чугайлой устроим, - сказал капитан.

        - С ним  и в настоящем можно  устроить. Лучше вызовем кого из прошлого, ну к примеру, Калия Оротата, хороший он парень.

        - Ну  нет, - сказала девушка  с персиками, -  эдак  вы  сюда целый полк голых женщин понагоните. Я против.

        Мы призадумались, и я внимательно глянул  туда, в даль стола.  Кажется, там и было прошлое. Поначалу я видел стены и зеркала, реки  и фрегаты, вдруг Лаврушинский переулок, ресторан-поплавок возле кинотеатра "Ударник", трамвай на Малой Пироговке, Хоромный тупик, толпы, толпы, кто-то читает

        стихи.

        Вдруг  что-то  искривилось,  что-то    изменилось,  замелькал    туннель, какой-то коридор, больничные палаты... Бог мой! Неужто будущее?!

        -  Извините, мамзель, - сказал я, смахивая со лба остатки прошлого, - а как  насчет будущего? Нельзя ли какое-нибудь видение оттуда? Ну хоть рюмочку перцовки?

        - Пожалуйста, - сказала девушка  с персиками, оглядывая меня с каким-то легким подозрением, -  но тогда вы в будущем эту рюмочку не выпьете. А вдруг у вас в будущем перцовки не предвидится?

        - Мда, вот это вопрос, -  сказал Суер. - Но давай попробуем. Рискнем. И мне  тоже рюмочку! Итак, просим две рюмки перцовки из будущего, одну  - мне, другую - ему.

        - Пожалуйста.

        Девушка съела персик, с какими-то зловещими  брызгами надкусила второй, взяла в руки керосиновую лампу и взболтала ее, как  бутылку. Из лампы - черт подери! -  потекла перцовка,  да прямо в  рюмки. Ровно две штуки по тридцать пять грамм.

        Мы с капитаном облегченно вздохнули и тяпнули.

        - Может, по второй? - спросил я.

        - Эх вы, - вздохнула девушка, - да что вы  все одно и то же: то вермут, то  перцовка, то в  прошлом,  то  в будущем. Я уж думаю:  лезут в окно,  так значит приличные люди, или синьоры, или кабальеро, а эти - черт знает что! - им бы лишь все выпить в прошлом и в будущем. Подумали бы о душе, о любви...

        - Извините, мадам, но и вы - все  персики, персики... Это ведь те самые персики, которые вы ели в начале двадцатого века? Не так ли?

        -  Увы,  это  так,  - печально  вздохнула  девушка. А ведь  прекрасным, друзья, было ее  лицо,  и глаза такие ласковые,  внимательные.  Те несколько грубых слов, которые произнесла она, как-то не вязались с  этим  ее  великим обликом, и я сказал ей об этом.

        - Ничего не поделаешь, -  сказала  девушка,  - поднахваталась  здесь, в четвертом измерении. Да и в окно  лезет порой Бог знает кто... да и там,  на земле,  висит картина Валентина Серова, на меня  все смотрят,  смотрят.  Это ведь ужасно  утомительно,  когда  на  тебя все  смотрят,  смотрят... Великие артисты и натурщики понимают это, а художники не понимают, им-то лишь бы нас написать.

        -  Любопытно, - сказал капитан.  - Ну  а те, про которых написано не на холсте, а в книге?

        - Тоже кошмар. Тут ко мне заходила Наташа Ростова. Огрубела, скажу вам. Просто мучается, когда про нее бесконечно читают. Пить стала, опустилась, за собой не следит.

        -  Печален ваш рассказ, -  сказал Суер. - Я и не думал, что в четвертом измерении такие острые и вполне человеческие проблемы.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту