Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

60

уж предчувствовал, как  медленно и неотвратимо где-то  зреет гнев.

        Как змееныш

        в яйце раскаленного песка, как зародыш грозы

        в далекой туче, как клубень картошки,

        как свекл,

        как жень-шень,

        как образ

        в бредовом мозгу поэта, совсем неподалеку от нас созревал гнев.

        В ком-то, в одном из нас, но в ком  именно, я не мог понять, хотя и сам чувствовал некие струны гнева, готовые вот-вот во мне лопнуть.

        - Рубли, сэр, рубли...

        - Какие еще рубли? - ревел Суер.

        Старпом  совершенно растерялся, он мыкался и что-то  мычал, но никак не мог разъяснить, какие по ведомости получаются рубли.

        Уважаемый же наш и любимый всеми сэр расходился все сильнее  и сильнее, по лицу его шли багровые пятна и великие круги гнева.

        - Рубли! - хрипел он и не мог расслабить сведенные гневом мыщцы.

        Очередной приступ гнева потряс его, спазм гнева охватил его, конвульсии гнева довели до судорог гнева, до пароксизма и даже оргазма гнева.

        - Рубли! Для галочки! Старпому! Немедленно! Прямо сюда! На палубу!

        Мы выволокли из трюма сундук с рублями, сунули старпому ведомость.

        -  Ставьте галочку, старпом!  Ставьте!  Мы с  вами в расчете! Вы  у нас больше не работаете! Уволены! Вот вам ваши рубли! Ставьте галочку!

        - Ой, да что вы, сэр! - совсем потерялся  Пахо-мыч. Он никогда не видел капитана в  таком  гневе, и мы наблюдали впервые.  - Поверьте, сэр, я ничего такого... я же не против... а насчет галочки, так это я...

        - Галочки! ревел капитан. - К чертовой матери эту галочку! Вы уволены и списаны на берег.

        -  На  какой  же берег, сэр?  -  уныло толковал  старпом.  -  Придем  в Сингапур, тогда...

        - Вот  на этот  самый, - приказывал Суер,  - на этот, на котором ничего нет.  Пускай  теперь  на  нем  будет списанный старпом! Давайте-давайте,  не тяните! Считайте свои рубли, ставьте галочку и - долой...

        Задыхаясь  от  гнева, Суер спустился в кают-компанию. С  палубы  слышно было, как он сильно булькнул горлом в недрах фрегата.

        - Вермут! - догадался матрос Петров-Лодкин.

        - Что еще? - гневно переспросил старпом.

        - Ах, извините, старп! Херес!

        - То-то  же,  дубина!  - в сердцах сказал Пахомыч, присел на корточки и стал считать деньги.

        - Слез он на берег или нет? - послышалось из недр.

        -  Слезает, сэр, слезает,  -  крикнул я.  -  Сейчас досчитает  до  двух миллиардов.

        - Галочку поставил?

        - Еще нет, сэр! Вот-вот поставит!

        В  недрах  фрегата    послышался    орлиный  клекот,  и  новая  эпилепсия капитанского гнева потрясла фрегат.

        Один  рубль  тяжело  на  палубе  шевельнулся,  зацепил  краешком вторую бумажку, третью...  Некоторое  время недосчитанные рубли неистово толкались, наползали  друг  на друга,  обволакивали,  терлись друг  о друга с  хрустом, складывались  в пачки  и рассыпались и  вдруг  сорвались с  места и  взрывом охватили мачты.

        Они летели

        к небу

        длинной струей,

        завивались в смерчи, всасываясь в бездонные дыры

        между облаками.

        - Ставьте же скорее галку, старп! Скорее галку! - орал Петров-Лодкин.

        Старпом,  задыхаясь, дергал гусиным  пером и никак не мог попасть своей галочкой в нужную графу.

        - Помоги

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту