Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

67

- просто ответил юнга. - К тому же вовсе не у всех они  встречаются.  Большинство  вскормлено  двугрудыми мамашами,  так что  в каждом человеке есть всего  два качества,  у всех разные, но всего - два. Не буду называть имен, но и здесь, у вас на борту,  я наблюдаю людей, в которых соединяются порой самые разные и странные качества:

        в одном - ЖАДНОСТЬ И ЛЮБОПЫТСТВО,

        в другом - БЕДНОСТЬ И ПОРОК,

        в третьем - ГЛУПОСТЬ И ВОЗВЫШЕННОСТЬ ДУШИ,

        в четвертом - ЛЮБОВЬ И МЕЛОЧНОСТЬ,

        в пятом - ПРОЦВЕТАНИЕ И КРЮК.

        - Гм, гм, гм, - прервал капитан. - Крюк?

        - Именно крюк.

        - Но крюк - это не качество, это предмет.

        - Предмет? Какой предмет?

        - Вы что, никогда не видели крюк?

        - Не видел, только чувствовал в других.

        - Боцман, покажите юнге крюк.

        - Извините, сэр, - подскочил Чугайло, - какой крюк?

        - Все равно... какой-нибудь крюк, да и подцепите на него что-нибудь.

        - Чем подцепить, сэр?

        - Черт вас побери, чем угодно, лебедкой, краном, провались пропадом!

        Боцман заскакал по палубе, двигая подзатыльниками направо и налево:

        - Живо! - орал он. - Тащите сюда крюк! Шевелись, скотина!

        Матросы забегали по судну в поисках  крюка. Найти им, кажется, никакого крюка не удавалось.

        - Извините, сэр! - задыхаясь, крикнул боцман. - Крюка нету!

        - Как это нету?

        - Нигде нету, сэр!

        Тут боцман подскочил к матросу Вампирову и врезал ему по зубам:

        - Где крюк, сука?

        - Да не брал я, не брал!

        - А кто брал? Говори!

        - Не скажу, - процедил Вампиров.

        Боцман уж и скакал, и орал, и дрался, сулился рублем - матрос молчал.

        - Пытать его! - орал боцман. - Тащите скуловорот!

        - Пусть кэп прикажет, - сказал наконец матрос. - Тогда скажу.

        - Говорите, матрос, - приказал Суер-Выер. - Кто взял крюк?

        - Извините, сэр, но это вы взяли.

        - Я? - изумился капитан. - Когда?

        - Две вахты назад, сэр. Я как раз драил рынду,  когда вы  выскочили  из каюты  с криком: "Я вижу истину!" Схватили крюк, привязали его на веревку  и стали шарить в волнах океана и сильно ругались.

        - Не может быть, - сказал Суер. - Я ругался?

        - Сильно ругались, сэр! "Никак не подцепляется,  зараза!" - вот вы  что говорили. А я еще вас  спросил, что  вы  подцепляете, а  вы  и сказали:  "Да истину эту, ети ее мать!" Так и сказали, сэр!

        Сэр Суер-Выер мрачно прошелся по палубе.

        - Все по вахтам! - приказал он.

        Грознее тучи ходил капитан, и я не знаю,  чем бы кончилось  дело с этим крюком, если б впередсмотрящий Ящиков не крикнул вдруг:

        - Земля!

        Глава LVII. Название и форма

        Две крутобедрых скалы выросли вдруг перед нами из кромешных пучин.

        Валунный  перешеек объединял их  в одно целое, но  волны, набегая, то и дело    разъединяли  их.  То  соединят,  то  разъединят,    то  соединят,    то разъединят...

        - Какой-то остров соединений  и  разъединений, - хмыкнул  Хренов. - Все это напоминает мне простую коно...

        - Хватит, Хренов, - резко  прервал капитан. - Никого не интересует, что это  вам  напоминает.  А  если потомкам  будет любопытно, что  именно мичман Хренов называет "простой коно...", пусть сами догадываются.

        Пристать  к этому

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту