Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

82

        Шампанское - как ни странно, перегар от него пахнет порохом. Дымным.

        Самогон (хороший) - розой.

        Самогон (плохой) - дерьмом собачьим.

        - А как обращаются с перегарами в быту? - спросил я.

        - Главное -  не  навредить, - сказал Чугайло. - Нельзя дышать перегаром на пауков, подыхают. А пауки полезны: ловят мух. Поставить перегар на пользу дела - тоже наука. С десяти матросов, например, можно набрать газовый баллон перегара  и  отвезти в  раковый  корпус  больницы. Рак выпить  любит,  а  от перегара гаснет. У нас в  деревне  перегаром колорадских жуков  на  картошке окуривают.

        - Как же?

        -  Очень просто.  Заложут в  картошку  пару мужиков и  кольями  по полю перекатывают. Те матюгаются - перегар и расходится как надо.

        Боцман отвлек меня  немного,  но потом  снова розовая поросятина  стыда охватила мою душу.

        Не знаю, чем бы кончилось дело, как вдруг зашел Пахомыч.

        - Давай-ка,  брат, подымайся наверх,  -  сказал старпом.  - Капитан  не хочет без тебя открывать новый остров.

        - Не могу, Пахомыч, - сказал я. - Кусок поросятины давит.

        - Или зажарь, или выкинь, - сказал Пахомыч. - Но мы уже стоим в бухте.

        Глава LXVI. Прелесть прозы

        Сэр Суер-Выер обрадовался, когда увидел меня на палубе.

        - Я растерян,  - шепнул он мне. - Сходить на берег или  нет?  Ты только глянь.

        Остров, в бухте  которого "Лавр" бросил  якорь, был довольно живописен: скалы, сколы,  куртины, но  люди...  Люди, которые  бродили  по  набережным, вызывали острейшее чувство жалости.

        Все  они  были  оборванные,  на  костылях,  кто сидел,  кто  лежал, кто ковылял, кто валялся.

        Они протягивали руки, явно прося подаяние.

        - Ну, что скажешь?

        - Похоже, что это нищие, сэр.

        - Сам вижу, что нищие. Но как это может быть? Одни только нищие. Где же подающие?

        Подающих  не  было  видно. Как мы  ни разглядывали  остров в сильнейшие квартокуляры, хоть копейку подающих не нашли.

        - Очевидно, они думают, что подающие - это мы, сэр.

        - Мы?

        -  Ну конечно. У нас - роскошный фрегат. Из камбуза пахнет щами, вон  у Чугайлы  зуб золотой, Хренов явно пил  портвейн, капитанский краб  - чистого золота, старпом гладко выбрит, лоцман - еврей, так что  мы вполне похожи  на подающих.

        - Ну и что делать? Сходить на берег или нет?

        - Решайте,  кэп.  В  конце концов, почему бы не подать милостыни Христа ради? Надо подавать по мере возможности.

        -  Действительно,  -  сказал  капитан,  -  Христа ради можно и  подать. Наберите в карманы мелочи, каких-нибудь там копеек, и сойдем на берег.

        -  Если  уж вы подаете Христа ради, то зачем мелочиться, кэп?  - сказал некстати  я.  - Почему "набрать там копеек"? Подавайте копейки  ради себя, а Христа не приплетайте.

        - Что еще такое?  - сказал капитан, с неудовольствием оглядывая меня. - Зачем, интересно, ты вылез из каюты? Меня  учить? Сидел бы  там  и угрызался куском поросятины. Ты сам-то сколько собрался подавать?

        - Подаю по силам.

        - И на какую же сумму у тебя этих сил?

        - Смотря по обстоятельствам.

        - Ну и какие сейчас у тебя обстоятельства?

        - Весьма скромные.

        -  Отчего  же  это  они  такие  скромные?  Пьешь,  что хочешь,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту