Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

90

табак? Порошок какой-то. Что же это?

        - Неужели не догадываетесь?

        - Никак не смекну. Надо понюхать.

        - Погодите, не спешите нюхать. Это - курарэ! Толченое курарэ! Здесь как раз хватит, понюхал - и... Вы, кажется, просили?

        - Что это  значит? - сказал  Суер-Выер. - Ты с самого начала  знал, чем все кончится?

        - Конечно, нет. Мне  и в голову  не приходило, что этот спектакль у них так здорово  разыгран. И потом, согласитесь, выбежать из самого  себя  - это действительно  редчайший случай. Но курарэ!  Курарэ ведь может пригодиться в любом из вариантов: убежал или не убежал, а курарэ-то вот, пожалуйста! Тому, кто хочет убежать от самого себя, курарэ - хороший подарок.

        - Да-а, - протянул Суер. - Но как ты истолкуешь камень, ложку и чеснок?

        -  Дорогой  сэр!  -  отвечал я  с  поклоном. - Я  уже и  так не в  меру разболтался. Камень, ложка и чеснок - предметы достойные. Их можно толковать как хочешь и даже сверхзамечательно. Я могу истолковать, но  дадим же  слово самому  молчаливому.  Пусть истолкует юнга  Ю.  У  него  нет денег, но  есть некоторый хоть и детский, но симпатичный разум. Прошу вас, господин Ю.

        Тут юнга  открыл  было  рот, но в  дело неожиданно влез  Покинутый  сам собою.

        - Погодите, господа, - сказал  он. - Какой  камень? Какой  чеснок?  Тут воссоединение вот-вот произойдет, а вы Бог  знает о чем толкуете. Давайте же скорей червонец, а то убежит, свинья такая!

        - Слушай, помолчи, а! - сказал старпом. - Помолчи, потерпи.

        - Что там происходит? - крикнул из-за скалы Бежавший.

        - Хрен их поймет! Про чеснок толкуют. А мне яду дали.

        - Чесноком не бери! А много ли яду?

        -  Да  всего  мешочек.  Короче, полк солдат  не отравишь, но  на одного полковника хватит. А денег не дают.

        - Ну ты хоть корчился в муках-то?

        - Замучился корчиться. Такие судороги отмочил да железные конвульсии, а все равно не дают.

        - Во жлобы какие приехали! Они что, из Парижа?

        - Да вроде из Москвы, говорят.

        - Ага, ну понятно.

        - Эй  вы,  РАЗБЕЖАВШИЕСЯ!  А  ну-ка молчать! - гаркнул старпом. -  Цыц! Нишкни! Помалкивай! Где Чугай-ло? Сейчас позову! Юнга, говори!

        Разбежавшиеся приутихли, особенно этот, что  остался, тот за скалой еще немного хорохорился, но на всякий случай заткнулся.

        - Человеку с деревянной  рукой - камень? - спросил юнга. - Я думаю, это просто. Скорей  всего,  точильный камень  - точить  стамески  для резьбы  по дереву. Пеплоголо-вому  - ложку! Отметим, деревянную. Ему  не хватало пеплу. Ложку  можно  сжечь  -  и пригоршня  пепла  налицо!  Нищему  духом - головку чесноку. Это тоже  просто.  Если  он съест чеснок - духу не прибавится, зато появится  запах.  А запах, как известно, в  некотором  роде замена  духу. Во всяком случае, ему вполне  можно будет  сказать: "Фу! Фу! Какой  от тебя дух идет!" Довольны ли вы таким объяснением, господин мой?

        -  Вполне, - ответил я, рассмеявшись  от всего сердца. - Это - шикарное объяснение. Оно мне, признаться, и в голову не  приходило.  Камень-то  я дал довольно-таки  тяжелый,  это вместо  гнета,  чтоб  на крышку  давить,  когда капусту квасишь, ложку подал в двух смыслах: суп есть и пеплом  главу из нее посыпать, к тому

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту