Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

93

и обычно не возвращается. А тут вдруг вернулись. Да неужто целковые раздавать?

        Не  раздавая, однако, никаких целковых, ведомые медальоном, мы просекли строй  нищих и подошли  к мраморному камню, вокруг  которого собрались особо грязные и жалкие собиратели подаяний. Они однообразно скулили:

        - Подайте,  кто сколько может... Подайте, кто сколько может... Подайте, кто сколько может...

        кто сколько может...

        сколько может...

        На мраморном  же  камне сидел  человек,  который эту  фразу, отточенную веками, трактовал иначе:

        - Подайте, кто сколько НЕ МОЖЕТ.

        Такой поворот идеи несколько обезоружил нас, и лоцман даже забормотал:

        - Да как же так, ребе, откуда же мы возьмем?

        -  Действительно, - поддержал я Кацмана, -  скажите,  равви, как  это я МОГУ подать столько, сколько НЕ МОГУ?

        - Очень просто. Рубль вы можете подать?

        - Могу.

        - А двадцать?

        - Ну, могу.

        - Без "ну", без "ну", дорогой благодетель.

        - Могу, - сказал я, скрипя зубами.

        - И без скрипенья зубов, пожалуйста.

        - Пожалуйста, - сказал я, убрав скрипенье. - Вот двадцатка.

        - Э, да двадцатку вы можете, а я прошу, сколько не можете.

        - Это сколько же?

        - Да я-то откуда знаю? Ну, скажем, сотню.

        - Куда?  Чего? Это уж вы хватили.  Сотню...  да я  и  денег-то  таких в глаза... нет, никак не могу...

        - Ну, а если поднапрячься?

        - Нет.

        - А если дико-дико перенапрячься?

        - Нет, нет и нет!

        - А вы в глубину-то души загляните. Загляните и поглядите,  чего там, в глубине-то вашей? Есть ли сотенка?

        Повинуясь  какому-то  магнетизму,  исходящему  от  этого  человека,    я действительно  заглянул в  глубину своей  души  и  нашел  там,  прости  меня Господи, парочку сотен. Доставать их, конечно, не хотелось, но тогда чего я, как дурак, ввязался в эту философию?

        - Могу, - сказал я. - Пару сотен могу, но уж не больше.

        - А тыщу?

        -  Ну,  это  уж  вы  вообще...  откуда?  Тыщу  чего?  Рублей? Долларов? Пиастров?

        - А если б ты все продал? - ввязался неожиданно лоцман Кацман. - Набрал бы небось тыщонку.

        - Дружба  с вами,  лоцман, стоит значительно  дороже, - обиделся  я.  - Вопрос: кто даст такие деньги?

        - Я не дам, - сказал капитан и развел нас с лоцманом мановением пальца. -  Позвольте  теперь и мне задать вопрос. Я прекрасно понял  фразу: подайте, кто сколько НЕ МОЖЕТ. В этом, наверно, и есть смысл истинного подаяния. Но - бывало ли такое? Подавал ли вам кто-нибудь? Получали ли вы просимое?

        - Бывало, подавали, получал, - кратко ответил сидящий на мраморе.

        - Часто?

        - Примерно раз в два года.

        - И что это за люди, подающие столько, сколько НЕ МОГУТ?

        - Вполне достойные люди.

        - Но все-таки: возраст, пол, образование?

        - Всякий  раз -  это уникальный случай, - уклончиво отвечал сидящий  на камне.

        - Ну расскажите же, это так любопытно.

        -  В  каждой  профессии  есть свои  секреты,  -  усмехнулся сидящий  на мраморе. - А  потом, вы как будто из комиссии  по расследованию. Приплыли на своем  "Лавре", испоганили небо  крепдешином, да  еще  рассказывай,  кто мне сколько  подает. Скажу одно: тот, кто слышит мою просьбу  о подаянии, всегда задумывается

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту