Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

100

больше по Расее ползаем, у нас там все свои всходы и выходы.

        -  Приползем, - вставил  Дыбов, - и рачительно...  спрашиваем, это кого Жилдобин укажет... А ему-то сверьху говорят.

        - Кто же сверху-то?

        - А это  кто про нас на бумагу записывает, - пояснял Жипцов. - Кто-то - не  знаю фамилие - записывает все  и  про тебе, и про мене. Вот  ты, скажем, скрал или  задавил кого -  все записано, или заложил кого - опять  записано. Про нас все пишется.  После  бумаги эти, как водится, обсуждают, протрясают, кому чего и как, и Жилдобину - приказ. А уж он нас наставляет, куда ползть и о чем спрашивать. Так что мы  заранее знаем, за кем что числится.  Некоторые дураки и в могиле  отнекиваются, мол, я  не  я и кобыла не  моя, но  тут  уж Дыбову равных нет, старый кадр - афгангвардеец.

        - Да я это, - провещился Дыбов, - так-то ничего... ну, а если, так чего ж? Надо... Осушение рюмки тоже ведь... все по традициям... молоки сладкие... а иначе как... фортификация, так-то.

        - Значит, людям и в земле покоя нет, - задумался старпом.

        - Э-ке! Да  разве это люди? Ты служи старательно! Пей в меру, докладай, когда чего положено.  А то зачали храмы рушить да не свое хватать, а после и думают, в земле спокой будет. Нет, не будет и в земле спокою.

        - Да ладно  тебе, - сказал Дыбов, - чего там... ну всякое бывает... вот только  селедок с тремя  молоками не  бывает...  но,  конечно,  на  то  мы и приставлены,  чтоб  следить  во  земле...  а  без  нас какой же  порядок?... формальность одна и неразбериха, кто чего и как...

        - Скажите,  пожалуйста, господа, - печально проговорил сэр Суер-Выер, - ответьте  честно: неужели за каждым человеком чего-нибудь и водится такое, о чем допрашивать и в могиле надо?

        - Ишь ты... - ухмыльнулся Дыбов, -  стесняешься...  а ты не  тушуйся... мы, конечно, сейчас рюмку осушаем, но если уж нас к тебе пошлют...

        - Да нет, - успокоительно мигнул Жипцов. - Иной, если сознается и греха невеликие,  так просто - под  микитки,  в  ухо - и валяйся дальше, другому - зубы  выбьешь.  Бывают и  такие, которым сам чикушку  принесешь, к  самым-то простым  нас не  посылают, там другие  ползут. Там, у них, своя  арифметика. Чего знаем - того знаем,  а чего не знаем... про то... но  бывает, и  целыми фамильями попадаются, прямо  косяком  идут:  папаша,  сынок,  внучик, а  там поперли племяннички, удержу нет, и все  воры да убивцы.  А сейчас новую моду взяли: гармонистов каких-то завели. Ужас, к которому ни пошлют - гармонист.

        -  Много, много  нынче гармонистов, - подтвердил  и Дыбов. -  Ух, люблю молоки!

        - Но это не те гармонисты, что на гармони наяривают да частушки орут, а те,  что гармонию  устраивали  там,  наверху.  Нас-то  с  Дыбовым ко  многим посылали...  мы уж  думали, кончились они, ан  нет, то  тут, то там  - опять гармонист.

        К этому моменту разговора мы осушили, наверно, уже с дюжину бутылок, но и тема была такая сложная, что хотелось ее немного разнообразить.

        - Сткж-стюк-сткж-сткж... - послышался вдруг странный звук, и мы увидели за стеклом  птичку. Это  была простая синица, она-то  и колотила клювиком об стекло.

        - Ух ты! - сказал Дыбов и залпом осушил рюмку.

        - Ну вот  и все,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту