Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

102

    херовых-полулитровых,

        аховых,

        разболтанных,

        пердоколоворотных по полсотни на клиента,

        по два десятка для потомства по линии первой жены, два десятка по линии потомства  последней  жены,  по    десятку  на  промежуточных,  если  таковые имеются...

        - Моя фамилия Бескудников!  - взвыл вдруг испытуемый.  - Бескудников! Я лег  вместо  Вертухлятникова!  Не  я убивал!  Он! Дал  мне  по  миллиону  за кубический сантиметр могилы! По миллиону! Ну, я и взял! А он-то еще по земле ходит!

        -  Что  ж  ты,  падла,  и  под  землей  прикидываешься?  -  Из  погреба послышались  такие  звуки,  как будто с трактора  скидывали бревна. - Слышь, Дыбов! Это - Бескудников. Что там про него записано?

        - Погоди...  - послышался тяжкий вздох Дыбова.  - Передохну...  мне тут такая сволочь попалась, жалко, что его  не сожгли, прошел бы по молекульному ведомству,  сунули бы в бонбу... Бескудников,  говоришь? А-а.  Его тут давно ждут.  Большая  гадина.  Что  говорит  -  все  врет.  Он  родился  в  тысяча девятьсот...

        - Хватит,  - сказал вдруг  наш капитан сэр Суер-Выер и захлопнул крышку погреба.  - Открыли  остров, но закроем люк. Думаю, что  все эти беседы  под землей  проходят  однообразно  и  кончаются  одинаково, иначе на это дело не брали бы таких долдонов, как Дыбов.

        - Пора на "Лавра", -  сказал  старпом. - Хочется напоследок осушить еще рюмочку, да не знаешь, за чье тут здоровье пить. За хозяев как-то не тянет.

        - Можно выпить за здоровье лоцмана, - предложил вдруг я.

        - За меня? -  удивился Кацман. - С чего это? Почему? Это что - намек на что-нибудь? Зачем ты это сказал?? Нет-нет-нет! Не надо за меня пить!

        - Ну ладно, - сказал я, - выпьем тогда за старпома.

        - Что же это  ты так сразу от меня  отказываешься?  - обиделся Кацман - Сам предложил - сразу отказался. Так тоже не делают.

        - Ну давай вернем тост, выпьем за лоцмана.

        - Да не хочу я чтоб за меня пили! С чего это?!?

        - Слушай, - сказал я, - скажи честно, чего ты хочешь?

        -  Молоки селедочной, - сразу признался Кацман. - Бело-розовой.  Да  ее всю Дыбов засосал.

        Глава LXXXII. Лик "Лавра"

        Средь сотен ошибок, совершенных мною в  пергаменте,  среди неточностей, нелепостей,  умопомрачений и умышленных искажений зияет и  немалый  пробел - отсутствие портрета "Лавра Георгиевича".

        То самое, с чего многие описатели плаваний начинают, к этому я прибегаю только сейчас, и подтолкнули меня слова нашего капитана:

        - Что-то я давно не вижу мичмана Хренова.

        - Да как  же,  сэр,  - ответил  старпом. - Вы  же сами  сослали его  за Сызрань оросительные системы ремонтировать.

        Капитан а досаде хлопнул рюмку и попросил призвать мичмана поближе, а я решился  немедленно все-таки  описать  наш фрегат. Верней, совершить попытку невозможного, в сущности, описания.

        Как всякий парусный фрегат, наш любимый "Лавр  Георгиевич" (был статен, величав, изыскан,

        фееричен,

        призрачен,

        многозначен,

        космично-океаничен,

        волноречив,

        пеннопевен,

        легковетрен,

        сестроречен

        и семистранен.

        Никогда  и  никто  и никаким  образом  не  сказал бы, глянув на  "Лавра Георгиевича", что это -  создание рук человеческих.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту