Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

109

- а леща ел  только ты, так что у  тебя  передо  мной преимущество - съеденный лещ. На весах мудрости мы равны, но лещ перевешивает. Толкуй!

        - Ну  что ж, друзья,  -  сказал  я  откровенно, - смысл  я, признаться, понял, еще когда  вы леща искали и  за  пивом бегали, но  отказаться от леща тоже не мог. Так вот вам,  смысл этого стихотворения заключается  в том, что СМЫСЛА НЕТ.

        - Хреновина! Это не толкование! А как же ЛЕЩ?

        - Нету смысла. Как вы сами видели, я и ПИЛ, и ЛЕЩА ел, и НАТЕЛЬНУЮ ВЕЩЬ вы мне сами  подарили,  я имел  все,  несмотря  на призыв  поэта не  пить, а покупать. А  насчет  сундучка вот что:  во-первых, это не сундучок,  а вроде ларец,  такие ларцы делали  для богатых  дам минувшего  времени,  открыть их можно было просто ноготком. У меня нету дамского ногтя, но есть рыбья кость. Попробуем, - и я взял обсосанное и  сомкнутое с хребтинкой  ребрышко  леща и сунул в замочную скважинку.

        Тыркнул, тыркнул - не получилось.

        - Э-э-э-э,  -  заэкали  на  меня во  главе  с  лоцманом, -  какой  фрак выискался, умней него нету, косточкой, дескать.

        Я помочил кость в пиве - покарябал внутри,  еще помочил, еще покорябал, и вдруг послышался звук "чок" - и полилась дивная музыка  Моцарта и Беллини, прекраснейшая сюэрта, написанная для валиков на колокольчиках.

        Под бемоли  сюэрты крышка стала приоткрываться, и из глубины волшебного сундучка поднялись две изысканных фигуры.

        Одна -  в  богатом  халате,  в красной  феске с  тюрбаном,  другая -  в клетчатых брюках, полосатой шляпе.

        И    фигуры,    кланяясь  друг  другу,    изысканно  вдруг  заговорили    - оказывается, в сундучке был спрятан органчик. Звуки их голосов  я и вынужден записать здесь в виде короткой и благонравной пьески.

        - Из дальних ли морей

        Иль синих гор

        Любезный ты вернулся, Никанор?

        - Из Турции приехал я, Сергей,

        Привез ушных

        Серебряных серьгей.

        - Где ж серьги те?

        - Да вот они в ларьце,

        Который формою похож на букву "Це".

        - О, красота!

        Диковина!

        Неуж

        Они послужат украшеньем уш?

        - Весьма послужат!

        Посмотри, мой друх,

        Какая красота для женских ух!

        Смотри, какие на серьгах замочки!

        - С такою красотой,

        Засунутою в мочки,

        Они весьма нас будут соблазнять!

        Тут Никанор поклонился, наклонился, нырнул  куда-то в глубь сундучка  и вынул серьгу.

          О!

        Изогнутая сдвоенным ребром  василиска,  выкованная  из  цельного  куска перлоплатины, она удлиняла наш взгляд, частично выворачивая  его  наизнанку, потом укорачивала, а изнанку ставила ребром на подоконник.

        Великолепные алпаты,

        сапгиры и Гайдары,

        чистейшей воды ахматы

        украшали серьгу.

        Матросы завороженно смотрели  на  это  произведение  искусства,  слегка ослепленные блеском особо сверкающих розенталей.

        - И это что? - спросил боцман. - Все?

        - Не знаю, - сказал я. - Может, еще чего-нибудь достанет.

        Но фигура Никанор больше ничего не доставала.

        -  И  это все? - обиженно спрашивал  Чугайло. - Одна  серьга! А  где же вторая?

        -  А вторая, -  сказал капитан, - давно находится у вас в ухе,  дорогой господин Чугайло.

        Глава LXXXVIII. Остров Едореп

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту