Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

111

        -  Ну  да, репу. Картошку мы  не содим, ее окучивать надо,  а  это  без распрямления  всей спины  очень трудно. Так  что  - репу. Которые  помоложе, покрепче - еще и турнепс.

        - Ну, а, к примеру, морковь?

        - Ч-ч-ч,  - островитянин приложил палец  к губам.  - Запрещено. Цвет не тот.

        - Кто же запрещает? - спросил наивно Суер-Выер.

        - Там, -  сказал островитянин и посмотрел куда-то на верх той  щелочки, что оставалась между небом и землей.

        -  Но ведь не репой единой жив человек, - сказал  Суер. -  В  эту  щель вполне пролезет домашнее животное, ну скажем, овца, курица.

        - Какая  овца-курица?  Черви дохнуть! - И  он  пополз дальше, волоча за собой  сетку-авоську,  в которой бултыхалась пара  треснутых репин, обросших коростой.

        - Постой, - сказал я.  - Хочешь, мы тебя увезем отсюда?  А то подохнешь здесь. Слышь?  Здесь рядышком есть  пара-другая  островов,  где  и  картошку можно. Даже яблоки растут! Подбросим на корабле!

        - Да как же?  У меня  семья, дети, - и  он кивнул  в сторонку, где двое ребятишек весело смеялись, кидаясь друг в  друга  ботвой. Им было совершенно наплевать, давит  небо или  нет. Они даже  подскакивали  и колотили  в  небо кулачками, как в какую-то пыльную подушку.

        - Возьмем и их, - сказал я. - Так ведь, капитан?

        -  Весь  остров,  конечно,  не вывезти,  - отвечал  Суер,  - но десяток человек возьмем. Только давайте, решайте быстрее, а то я совсем плох.

        - Ладно, - сказал репоед. - Сейчас с бабой поговорю, с братьями.

        Он отполз  в средину острова, и там довольно скоро к  нему наползли  со всех  сторон  дети  и  братья.  Они  что-то  там кричали,  показывали на нас пальцем, один даже было вскочил, но тут же рухнул на колени.

        -  И  картошка!  И  яблоки!  - доносилось  до  нас.  Потом  они так  же расползлись в разные стороны, очевидно, по своим репомерным участкам.

        Приполз к нам и наш едореп.

        - Спасибо, - говорит, - не поедем. Отказываемся.

        - А что так?

        - Родину покидать  не  хотим.  Здесь родились, здесь уж и помрем.  Да и какая там она, чужая-то картошка?

        - Да ведь небо задавит.

        - Может, отпустит, а? - сказал он с надеждой. И морковь разрешат?  Нет, останусь. У вас табачку-то нет?

        - Неужели при таком небе еще и курите? - спросил я.

        -  А куда денешься? - отвечал  наш респондент. - И курим, и пьем, если, конечно, поднесут.

        Мы  оставили ему табаку, немного спирту и поползли обратно на  "Лавра". За спиною слышался детский смех.

        Ребятишки придумали новую игру.  Они  подпрыгивали  и вцеплялись в небо изо всех сил и, немного покачавшись, с хохотом падали на землю.

        Глава LXXXIX. Теплый вечерок в нашей уютной кают-компании

        Вечером  в  кают-компании офицеры  попробовали все-таки  пареной  репы, которую мы с капитаном привезли с острова Едореп.

        Она была чуть горьковата, чуть сладковата, но полезный для пищеваренья, натуральный продукт. Давящее небо на самое репу вящего  влиянья,  как видно, особо не оказывало. Репа осталась репой.

        -  Ре-па, - сказал старпом, брезгливо  отодвигая поданный  ему стюардом прибор.

        - Не золото, - подтвердил Суер,  явно обеспокоенный душевным состоянием старшего помощника.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту