Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

120

знать, что именно, - настаивал старпом  под одобрительным глазом капитана.

        - Ну я вон то  ненавижу, вон то, - ныл Кацман,  указывая пальцем на то, что болталось неподалеку.

        - Это мы действительно все ненавидим, - подтвердил Суер-Выер. - Кстати, боцман, когда вы уберете это самое,  что  болтается? Меня  давно интересует, долго ли оно еще будет болтаться? Немедленно убрать!

        Раздавая  подзатыльники  и  матерясь  на  каждом шагу,  боцман  кинулся исполнять приказ капитана.

        -  А еще я ненавижу вон  то, - показал  Кацман, -  вон то, что к стенке прислонено.

        - А стенку, - спросил капитан, - тоже ненавидите?

        - Что вы, сэр! Стенку я очень даже уважаю, люблю, в ней много того, что заслуживает полного... а вот то, что прислонено, сильно ненавижу!

        - Боцман! Ну вы закончили там? Отслоните прислоненное!

        - А куда после деть?

        - Это  меня не касается. Сказано  "отслонить" - отслоните немедленно  и девайте куда хотите.

        - Эй, Ковпак! - крикнул боцман проходящему кочегару. - Ну-ка давай, это самое, помоги! Хватайся  вон  за тот  край,  да полегче,  это самое,  заноси левее, дубина...

        - Ну -с, лоцман, - сказал Суер, - это все?

        - Ой, что вы, кэп!  Я еще ненавижу  всякое, какое высовывается! Ух! - И лоцман сжал кулаки с закипающей яростью. - Высовывается и высовывается!

        Мы огляделись.

        Да,  вокруг нас многое,  конечно, высовывалось. Но я считаю -  терпимо; противно, нет слов, но можно и  не  впадать в такую ярость, нервы  все-таки, сосуды...

        - Э, господин Чугайло, э... - сказал  капитан. - Попрошу вас  все,  что высовывается,  загнать  на  место. Я не говорю уничтожить, просто загнать на место.

        - Чего куда загонять,  кэп? - сказал  боцман, вытирая руки  об штаны. - Вон то, что ль? Что высовывается?

        - Желательно.

        Боцман плюнул и чугунным своим сапогом  стал  заталкивать  на место то, что высовывалось.

        - Все, что ль, запихнул? - раздраженно спросил он лоцмана.

        - Не все не все, вон там еще что-то торчит

        - Погодите, - сказал старпом, - это всего-навсего "торчит".  Торчит, но не  высовывается.  То,  что высовывается, это  я и сам ненавижу,  а  то, что торчит, пускай себе торчит на здоровье.

        - Нет-нет, - закапризничал лоцман, - запихните это или сломайте!

        -  Послушайте,  кэп,  -  сказал  Пахомыч,  -  эдак  он  нам  все  мачты переломает. Прикажите отставить!

        - Отставить! -  приказал Суер, и  в этот момент то, что боцман отслонил недавно от стенки, как-то крякнуло, покачнулось и медленно стало падать.

        -  Поберегись!  -  закричал    Чугайло,  и    тут    же  все,  что  раньше высовывалось, снова повыскакивало  отовсюду, а что болталось, вылетело из-за угла, да еще на какой-то палке, и снова стало болтаться, приплясывая.

        Боцман не знал,  куда кидаться.  Он  и падающее  подхватывал,  и топтал каблуком.

        - Жалко боцмана, сэр,  - крякнул Пахомыч.  -  Какой-никакой, а все-таки боцман. Разрешите все оставить по-старому.

        - Это - мудрое решение, - согласился Суер. - Боцман, вы свободны.

        "Лавр Георгиевич"  спокойно продолжил  свое плаванье,  но вокруг нас, к сожалению, всегда что-то болталось, высовывалось и прислонялось к стенке.

        Глава L.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту