Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

границу, обязательно оставит след на вспаханной полосе.

        Вот  Кошкин  и  Алый  ходили  по  инструкторской тропе  и  смотрели  на вспаханную полосу - нет ли каких следов?

        Дни шли за днями,  и ничего особенного не происходило.  А на вспаханной полосе были только шакальи да заячьи следы.

        - Дни  идут  за  днями,  -  говорил Кошкин,  -  а  ничего особенного не происходит.

        "Беда невелика,  - думал Алый, - не происходит, не происходит, да вдруг и произойдет".

        И действительно.

        Как-то вернулся Кошкин с  ночного дежурства и только хотел лечь спать - тревога!

        Тревога!

        Кто-то перешел границу!

        Тревога!

        В ружье!

        Через две минуты на заставе остались только дежурные. Словно ветер сдул пограничников, да так ловко сдул, что они оказались там, где надо...

        Кошкин и Алый очутились у горного озера. Там, в озере, плавали форели - темные рыбы с коричневыми звездами на боках.

        На  берегу  Кошкин  увидел  знакомого старика,  который  вообще-то  жил неподалеку, а сейчас удил форель. Этот старик нередко помогал пограничникам.

        - Здравствуй, Александр, - сказал Кошкин.

        Старик кивнул.

        - Никого не видел? - спросил Кошкин.

        - Видел.

        - Кого?

        - Босого мужика.

        - Тю! - сказал Кошкин. - Какого босого мужика?

        - Тю, - сказал теперь старик Александр. - Косолапого.

        Кошкин плюнул с досады: он вспомнил, что босым называют медведя.

        - А больше никого не видел?

        - Видел.

        - Кого?

        - Обутого мужика.

        - Ох, - рассердился Кошкин, - дело говори!

        Но старик Александр дело говорить не стал.  Он любил говорить странно и шутливо,  поэтому сейчас он  просто ткнул пальцем в  сторону лысой горы.  Но Кошкину и этого было достаточно.  Он сделал Алому знак,  и они побежали в ту сторону.

        Было тихо,  тихо,  тихо.  Но вдруг откуда-то сорвался ветер, закрутился колесом и донес до Алого запах,  странный,  недобрый.  Тронул ветер верхушки елок и тревожно затих и так притаился, как будто ветра и не было на свете...

        Алый  взял  след.  И  теперь  Кошкин  продирался за  ним  через  густые терновники,  скатывался в  овраги,  поросшие ежевикой.  Алый  шел  по  следу возбужденно - острый, чужой запах бил прямо в нос.

        Алый зло залаял, и сразу Кошкин увидел человека - на дереве.

        Он сидел на дереве, на дикой яблоне: словно пантера, прижался к черному корявому суку.

        - Вниз!

        И человек спрыгнул с ветки и, отряхиваясь, заговорил:

        - Да я так просто, яблочков хотел пожевать, яблочков.

        - Оружие - на землю!

        - Да нет у меня никакого оружия,  -  сказал человек.  - А я так просто, яблочков хотел было пожевать, кисленьких.

        И  вдруг он  прыгнул на  Кошкина и  в  ту же секунду оказался на земле, потому что Алый сшиб его с ног и прокусил руку, сжимавшую нож.

        - О-о-о!  -  закричал человек,  а  потом  замолчал -  так  страшно было увидеть над собой раскрытую собачью пасть...

        Когда Кошкин вел его на заставу, он все бубнил:

        - А я-то яблочков хотел было пожевать... - А потом оглядывался на Алого и говорил: - У-у-у! Дьявол проклятый!

        Алый бежал сбоку, и что он думал в этот момент, сказать трудно.

        Так и служили Кошкин и Алый на границе.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту