Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

за гору.

        Алый медленно ведет,  извивается напряженно, как живая пружина. Он весь наполнен запахом врага, он видит его.

        Тот уже у самого ручья. Остановился, думает, где ручей перейти.

        Алый сжался в комок.

        Вот Кошкин отпустит его.

        Вот отпустил...

        Алый  расстелился по  земле -  и  прыгнул,  будто взмахнул всем  телом. Остановился,  застыл в воздухе на секунду -  и рухнул на врага. Ударил его в спину. Рванул.

        Тот упал,  но вывернул назад руку и  выстрелил в Алого -  раз,  другой, третий.

        Алый вырвал пистолет,  и  металл будто треснул в его зубах,  как черная кость.

        Кошкин ударил врага, скрутил ему руки...

        Зеленые дуги сшибаются в ручье,  захлестывают друг друга, звон выбивают и пену.

        Кошкин глянул на Алого и  схватился за голову.  Без движения лежал Алый на снегу.

        Кошкин поднял его,  и тепло-тепло стало его рукам,  будто он опустил их внутрь абрикоса, нагретого солнцем.

        Тепло струилось между пальцев,  утекало,  лилось в снег. Руки его стали алыми.

        ...Алый  был  жив,    когда  Кошкин  принес  его  на  заставу.  Пули  не задержались в его теле - вылетели вон.

        Алый  тяжело дышал,  и  глаза  его  то  просветлялись,  то  становились мутными. Кошкин глядел в них и не знал, видит ли его Алый.

        Но Алый видел Кошкина и понимал, что это Кошкин - мужик хороший.

        - Умрет он, - сказал фельдшер.

        Но Кошкин не поверил.  Он сидел рядом с Алым и гладил его по голове. Он рассказывал Алому, что скоро получит из дому посылку. А там, в этой посылке, чего только не будет: и колбаса, и сало, и коржики.

        - То-то пожуем, - говорил Кошкин.

        Алому было  приятно слушать голос Кошкина.  Но  только над  головой его поплыли длинные мягкие птицы,  закружили ее,  заворожили.  Голова его  стала такая тяжелая, что он не смог ее больше держать и уронил на передние лапы.

        "Жалко мне тебя,  Кошкин..." - подумал было Алый, но не сумел додумать, почему он жалеет Кошкина. Алый вздрогнул два раза и умер.

        А Кошкин никак не мог понять, что Алый умер. Он гладил его и говорил:

        - И колбаса там будет, и сало, и коржики...

          ЕЛЕЦ

        На одной заставе жил пес,  которого звали Елец. Это был уже старый пес. Настоящую службу он нести не мог.

        - Что поделать,  -  говорил сержант Кошкин, - собаки быстро стареют, не то что человек.

        Но конечно, дело было не только в этом. Чуть не десять лет охранял Елец границу.  И  за это время побывал в разных переделках.  В таких,  из которых человек-то не всегда целым выходил.

        Но Елец все-таки вышел из этих переделок и теперь жил как бы на пенсии. Горшок борща с хорошей костью - вот это и была его пенсия.

        А застава,  где жил Елец,  находилась на вершине горы, и дороги туда не было.  Вместо дороги в гранитной скале были выбиты ступеньки -  ровно четыре тысячи.  По этим ступенькам каждое утро вниз,  в долину,  спускался Кошкин и еще два бойца. Они шли вниз, на базу, а с ними бежал Елец.

        Холодно было на вершине.

        С заставы бойцы выходили в полушубках,  но, пройдя три тысячи ступенек, полушубки снимали и прятали в расселину - с каждым шагом становилось теплей.

        Пока  они  хлопотали на  продовольственной базе,  Елец лежал

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту