Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

9

на  теплых камнях и сонно хлебал борщ из алюминиевой миски.  К полудню Кошкин оканчивал свои дела.

        - Ну, - говорил он, подмигивая Ельцу, - теперь бы окрошечки погонять.

        Как-то  они возвращались на заставу и  тащили на себе большие мешки,  а Кошкин нес еще и бидон с молоком.

        Бидон сверкал,  и издалека казалось -  три горбуна ползут по лестнице в облака и несут с собою зеркало.

        Издали на пограничников смотрел человек.

        А  они обливались потом и  старались не считать про себя ступеньки.  Но ступеньки считались сами собой: сто одна, сто две, сто три, сто четыре...

        У  тысячной  ступеньки  Кошкин  поставил  бидон,  достал  из  расселины полушубок и вытряхнул ящериц, которые грелись в рукавах.

        - Катитесь! - сказал он ящерицам.

        С вершины дунул ветер,  поднял со ступенек горсть гранитной пыли.  Елец зарычал.

        К запаху ветра, пришедшего с вершины, подмешался запах человека.

        - Чужой, - сказал Кошкин.

        - Да нет, это Елец так волнуется, от старости.

        "Неужто заметили?"  -  подумал человек,  укрывшийся в камнях,  и поднял пистолет.

        - Чужой! - повторил Кошкин.

        И  тут же белый сноп ударил его в лицо.  Пуля пробила бидон -  молочная струя хлестнула по ступенькам.

        Нарушителю показалось, что выстрел сшиб всех трех пограничников. Только пес крутился на ступенях.  А они отползли со ступенек и повисли над обрывом. Мешки заслонили их.

        Нарушитель еще раз выстрелил в Ельца, и пуля - надо же! - снова ударила в  бидон.  Он  прыгнул от  удара и  со  звоном покатился вниз,  разбрызгивая остатки молока.

        Бидон сорвался в пропасть, и ветер подхватил его, засвистел в дырках от пуль. Бидон падал в пропасть, словно огромный сверкающий свисток.

        Кошкин увидел человека,  прижавшегося к камню, и выстрелил. Пуля попала в камень - осколки резанули нарушителя по щеке. Он побежал.

        Кошкин еще раз выстрелил -  нарушитель оступился и сорвался в пропасть, где прыгал еще и бился на дне измятый простреленный бидон.

        Как-то  сержант Кошкин увидел во  дворе продовольственной базы ушастого ишака.

        - Это еще что? - спросил он.

        - Ишак,  -  ответили солдаты с  продовольственной базы,  -  мы  на  нем продукты возим.

        - Дела! - сказал Кошкин. - А как его зовут?

        - А никак. Ишак, и все.

        - Вот что, ребята, отдайте его мне.

        - Ну нет, - сказали солдаты, - это наш ишак, а не твой.

        - Ладно вам,  -  уговаривал их Кошкин и объяснял, как трудно таскать на гору продукты.

        Пока сержант разговаривал с солдатами, Елец подошел к ишаку и ткнул его носом в бок. Ишак качнул головой.

        - Да не пойдет он по ступенькам, - говорили солдаты с продовольственной базы, - этот ишак привык ходить по ровному месту.

        - Моя будет забота, - ответил Кошкин.

        Он привязал на спину ишаку мешки с  продуктами и  бидон.  Потом хлопнул его ладонью и сказал: "Валяй!"

        Ишак потихоньку пошел, покачивая головой.

        У скалы, где начинались ступеньки, ишак остановился.

        - Так и есть,  - говорили солдаты с продовольственной базы (они глядели снизу в бинокль), - этот ишак привык ходить по ровному месту.

        - Давай, давай, - подталкивал ишака Кошкин, - валяй!

        Ишак не  хотел идти наверх.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту