Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

11

хотел стрельнуть.

        - Погодите, - сказал старшина, - чего зря патрон тратить.

        Он набрал полную грудь воздуха и вдруг крикнул:

        - Полундра-а!

        Никакого толку - козырек не дрогнул.

        - П-р-ропади ты пропадом! - крикнул старшина.

        Козырек опять не дрогнул.  Тогда лейтенант достал пистолет и выстрелил. От выстрела зазвенело в ушах и что-то где-то ухнуло в ущелье, но козырек так и не шелохнулся.

        - Не созрел, - сказал старшина, когда они шли обратно на заставу.

        Солнце быстро пробежало по небу, и день кончился.

        А вечером поднялся буран.

        Ветер выл, разбрасывал снежинки, крепкие, как пули.

        На  заставе устроили новогодний ужин.  Солдаты пили  компот из  кружек, потому что вина им нельзя -  граница за горами. А горы - вот они. Поиграв на баяне и поглядев новогоднюю елку, солдаты легли спать. А лейтенант Генералов подозвал старшину и сказал:

        - Тревожит меня этот проклятый козырек. Как бы не рухнул.

        - Буранище крепкий,  -  ответил старшина,  -  но  будем надеяться,  все обойдется.

        Ветер еще усилился, все больше наметал снегу.

        Козырек вырос,  распух и уже еле держался над обрывом.  Вот он медленно наклонился -  кррр!  -  что-то скрипнуло у него внутри. Он прополз немного и вдруг рухнул с горы.

        Страшная снежная волна помчалась вниз, сметая и расшибая сугробы.

        Лейтенант Генералов хотел лечь спать,  когда услышал какой-то шум.  Вот стена дрогнула перед его глазами. Дернулся пол. Он кинулся к двери, но дверь сама вылетела ему навстречу.  В  грудь ударило черной волной.  И  эта черная волна - был снег.

        Лавина рухнула на заставу.  Снег вышиб окна,  ворвался в  комнату,  где спали солдаты,  и  забил ее  до  потолка.  Новая волна сшибла дом  с  места, опрокинула набок и совсем завалила его.

        Лейтенант Генералов пробовал шевельнуться и  не  мог.  Его  сдавило так плотно,  будто не снегом,  а  студеной жесткой землей.  Он забился в  снегу, расталкивая его локтями,  но холодная тяжесть давила на плечи, и не было сил с ней справиться.

        "Ну, все, - подумал лейтенант, - не выберусь..."

        Он  задыхался.  Широко раскрыв рот,  он пытался вздохнуть и  втягивал в себя снежную труху.  Она таяла на губах, на щеках. Он ударил в снег кулаком, и рука его встретила пустоту - окно, выбитое снежной волной.

        Лейтенанту  Генералову повезло.  Он  протиснулся через  окно,  попал  в полосу рыхлого снега и выбрался на гребень сугроба.

        В  предутреннем свете глянул вокруг и не увидел заставы.  Ни крыши,  ни стен, ни дверей - снег...

        Он крикнул, но никто не услышал его.

        Он один выбрался из-под обвала.

        Ветер выл,  затягивал сугроб узлами,  нес  льдинки,  которые со  звоном впивались в лицо.

        Лейтенант пробрался обратно через то  же  окно,  и  уткнулся в  снежную стену, и стал ее разгребать. Руки сразу застыли, сделались вроде деревянные, выструганные из еловой доски, и он разгребал снег, словно двумя лопатками.

        Он полз и  что-то кричал в темноте,  но что это были за слова и какой в них заключался смысл, разобрать было невозможно.

        Прошел, наверно, час. Лейтенант пробил в снегу узкую щель и добрался до койки, на которой всегда спал солдат Игорь Соколов. Койка была

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту