Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

14

"Голубчик Галоша,  -  сказал мне  капитан,  -  повар -  важная фигура в пограничном деле".

        Вот как мне ответил капитан. Что называется, отбрил.

        Галоша замолчал и грустно покачал головой.  А я посмотрел ему в глаза и увидел в них большую печаль.

        - Товарищ Галоша, - спросил я, - а все-таки кто такой Потап?

        Но не успел я задать этот вопрос,  как где-то за окном грохнул выстрел. И Галоша тут же ударил себя по лбу.

        - Ах я растяпа! - крикнул он. - У меня же соус подгорел!!!

        Он вылетел из комнаты, хлопнув дверью, и крикнул напоследок:

        - Прощай морковный соус!

                                                            Глава третья,

                                        в которой Потап никого не признает

        "Прощай морковный соус"?  -  удивился я. - Какой морковный соус? Это он меня,  что ли,  морковным соусом назвал?  Ну нет,  с  Галошей с этим каши не сваришь.  Во-первых,  неясно,  кто  такой Потап,  а  во-вторых,  что  это за выстрел, который раздался за окном?"

        Я вышел на крыльцо, чтобы узнать, откуда донесся выстрел.

        На улице был уже вечер. Горы потемнели. В небе гуляли темные полосы. Во дворе  заставы не  видно было  ни  одного пограничника.  Только стоял пустой зеленый автомобиль.

        "Эк ведь куда меня занесло!  -  думал я.  -  Вон там,  за этой горой, - чужая земля. Здесь - наша, там - чужая. Удивительно!"

        Я  присел на ступеньку и задумался,  разглядывая вечерние горы.  Густые тени лежали уже в  ущельях,  а скалы,  кажется,  чуть шевелились в сумерках. Постой-ка, что это на скале? Человек? Или это померещилось?

        - Эхе-хе, - услышал вдруг я. - Соус-то мой подгорел.

        - Галоша! Это вы?

        - Так точно.

        Галоша присел рядом на  ступеньку,  а  я  все разглядывал скалы,  но не видел там никакого человека. Померещилось, значит.

        - Закуривайте, - сказал я Галоше.

        - Не могу, не могу, - сказал Галоша. - Потап унюхает!

        - Тьфу ты! Совсем забыл про вашего Потапа.

        Галоша помолчал немного,  а  потом снял с головы колпак и подбросил его вверх, да так ловко, что колпак наделся прямо ему на макушку.

        - Ну вот,  -  сказал Галоша.  - На границу командир меня не пустил, и я оставался по-прежнему поваром.  И  вдруг мне  подвезло!  Да!  Мне  подвезло, потому что  уехал  домой  Ваня  Фролов.  Он  уехал  домой,  а  Потап остался беспризорным.  Фролов-то  был  инструктор службы собак,  а  Потап -  это наш лучший пес!

        - Ну, наконец-то! - сказал я. - А я-то думаю: кто такой Потап?

        - Лучший пес!  И какой пес!  Грудь -  колесом.  Уши - столбом. Голова - булыжник,  а  на зубы смотреть страшно.  А  лапы!  Мне бы такие лапы,  я  бы двухпудовые гири выжимал. Такому псу палец в рот не клади - мигом оттяпает!

        Потап остался беспризорным,  и  подойти к  нему никто не  может -  всех перекусал! Подавай ему Фролова, а больше никого не признает.

        Вот я слышу, командир говорит:

        "Что делать с Потапом? Не ест, не пьет и кусается. Пропадает пес!"

        Тут мне что-то в голову ударило.

        "Как, - думаю, - пропадает? А я, Галоша, на что?"

        - Ага!  -  прервал  я  рассказ  повара.  -  Вот  что,  товарищ  Галоша, давайте-ка  пойдем в  комнату.  Что это мы на крыльце застряли?  Слушать так слушать.

                               

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту