Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

1

        Всю ночь за окном слышен был дождь и ветер.

        Капитан Клюквин спал неспокойно, встряхивался, будто сбрасывал с перьев капли дождя.

        Его настроение передалось мне,  и я тоже спал неважно, но проснулся все же пораньше, чтобы послушать утреннюю песню Капитана.

        Рассвело.  Солнечное пятно еле  наметилось в  пасмурных облаках,  низко бегущих над крышей мелькомбината.

        "Цик..." - услышал я.

        Потом еще:

        "Цик, цик..."

        "Убогая песня, - думал я. - "Цик", и все. Маловато".

        Почистив перья,  Капитан Клюквин снова начал цикать. Вначале медленно и тихо, но после разогнался и кончил увесисто и сочно: "Цок!"

        Новое колено в песне меня порадовало,  но Капитан замолчал.  Видно,  он пережидал,  выдерживал паузу,  прислушивался к песне,  которая, так сказать, зрела у него в груди.

        Впрочем,  и настоящие певцы-солисты не сразу начинают кричать со сцены. Настоящий солист-вокалист постоит немного,  помолчит,  прислушается к песне, которая зреет в груди, и только потом уж грянет: "Люблю я макароны!.."

        Капитан помолчал, поглядел задумчиво в окно и запел.

        Песня  началась глухо,  незаметно.  Послышался тихий и  печальный звук, что-то вроде "тиуууу-лиууу".  Звук этот сменился задорным посвистом. А после зазвенели колокольчики,  словно от жаворонка,  трели и рулады, как у певчего дрозда.

        Капитан Клюквин был, оказывается, настоящий певец, со своей собственной песней.

        Все  утро слушал я  песню клеста,  а  потом покормил его  подсолнухами, давлеными кедровыми орехами и коноплей.

        Пасмурная осень тянулась долго.  Солнечных дней выпадало немного,  и  в комнате было тускло. Только огненный Капитан Клюквин веселил глаз.

        Красный цвет горел на его перьях. А некоторые были оторочены оранжевым, напоминали осенние листья.  На  спине цвет  перьев вдруг становился зеленый, лесной, моховой.

        И  характер у  Капитана был веселый.  Целый день прыгал он  по  клетке, расшатывал клювом железные прутья или выламывал дверцу.  Но  больше всего он любил долбить еловые шишки.

        Зажав в  когтях шишку,  он  вонзал клюв под каждую чешуинку и  доставал оттуда смоляное семечко.  Гладкая, оплывшая смолой шишка становилась похожей на  растрепанного воробья.  Скоро от  нее  оставалась одна кочерыжка.  Но  и кочерыжку Капитан долбил до тех пор, пока не превращал в щепки.

        Прикончив все  шишки,  Капитан  принимался долбить  бузинную жердочку - своего деревянного коня.  Яростно цокая,  он  смело  рубил сук,  на  котором сидел.

        Мне захотелось, чтоб Клюквин научился брать семечки из рук.

        Я  взял семечко и  просунул его в  клетку.  Клюквин сразу понял,  в чем дело, и отвернулся.

        Тогда я сунул семечко в рот и,  звонко цокнув, разгрыз его. Удивительно посмотрел на меня Капитан Клюквин. Во взгляде его были и печаль, и досада, и легкое презрение ко мне.

        "Мне от вас ничего не надо", - говорил его взгляд.

        Да,  Капитан Клюквин имел гордый характер,  и  я не стал с ним спорить, сдался, бросил семечко в кормушку. Клест мигом разгрыз его.

        - А теперь еще, - сказал я и просунул в клетку новое семечко.

        Капитан Клюквин цокнул, вытянул шею и вдруг схватил семечко.

        С  тех  пор  каждый день после утренней

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту