Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

песни я  кормил его семечками с руки.

        Осень между тем сменилась плохонькой зимой. На улице бывал то дождь, то снег,  и только в феврале начались морозы.  Крыша мелькомбината наконец-таки покрылась снегом.

        Кривоклювый Капитан пел  целыми днями,  и  песня  его  звучала сочно  и сильно.

        Один раз я случайно оставил клетку открытой.

        Капитан сразу вылез из нее и вскарабкался на крышу клетки.  С минуту он подбадривал себя песней,  а  потом решился лететь.  Пролетев по комнате,  он опустился  на  стеклянную крышку  аквариума и  стал  разглядывать,  что  там делается внутри, за стеклом.

        Там  под светом рефлектора раскинулись тропические водоросли,  а  между ними плавали королевские тетры - темные рыбки, рассеченные золотой полосой.

        Подводный мир заворожил клеста.  Радостно цокнув,  он долбанул в стекло кривым клювом. Вздрогнули королевские тетры, а клест полетел к окну.

        Он  ударился головой о  стекло и,  ошеломленный,  упал вниз,  на  крышу клетки...

        В  феврале я  купил  себе  гитару и  стал  разыгрывать пьесы  старинных итальянских композиторов. Чаще всего я играл Пятый этюд Джульяни.

        Этот этюд играют все  начинающие гитаристы.  Когда его  играешь быстро, звуки  сливаются,  и  выходит -  вроде  ручеек  журчит.  У  меня  ручейка не получалось;  вернее,  тек он  слишком уж  медленно,  но  все-таки дотекал до заключительного аккорда.

        Капитан Клюквин отнесся к  моей игре с большим вниманием.  Звуки гитары его потрясли. Он даже бросил петь и только изредка восхищенно цокал.

        Но скоро он перешел в  наступление.  Как только я брал гитару,  Клюквин начинал свистеть, стараясь меня заглушить.

        Я злился и швырял в клеста пустыми шишками или загонял его в клетку,  а клетку накрывал пиджаком. Но и оттуда доносилось зловещее цыканье Капитана.

        Когда я выучил этюд и стал играть его получше,  Клюквин успокоился.  Он пел теперь тише, приноравливаясь к гитаре.

        До этого мне казалось,  что клест поет бестолково и только мешает,  но, прислушавшись, я понял, что Капитан Клюквин украшает мою игру таинственными, хвойными, лесными звуками.

        Конечно, выглядело все это не так уж прекрасно - корявая игра на гитаре сопровождалась кривоносым пением,  но  я  пришел  в  восторг  и  мечтал  уже выступить с Капитаном в Центральном доме детей железнодорожников.

        Теперь ручеек потек более уверенно,  и  Капитан Клюквин добавлял в него свежую струю.

        Он не любил повторяться и всякий раз пел новую песню. Иногда она бывала звонкой и радостной, иногда - печальной.

        А я по-прежнему пилил одно и то же.

        Каждый день перед заходом солнца Капитан вылетал из клетки,  усаживался на аквариум и, пока я настраивал гитару, легонько цокал, прочищая горло.

        Солнце постепенно уходило,  пряталось за мелькомбинатом,  и  в  комнате становилось сумеречно,  только  светился аквариум.  В  сумерках Клюквин  пел особенно хорошо, душевно.

        Мне нравились наши гитарные вечера,  но  хотелось,  чтоб клест сидел ко мне поближе, не на аквариуме, а на грифе гитары.

        Как-то  после утренней песни я  не  стал его  кормить.  Капитан Клюквин вылетел из клетки,  обшарил шкаф и письменный стол,  но не нашел даже пустой ольховой

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту