Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

за спиной у меня, что-то зашуршало.

        - Серая ночь, - задумчиво повторил Петр Иваныч.

        - Серая она, белая или серебристая, все равно спать пора.

        Что-то снова зашуршало за спиной.

        Уха так разморила,  что лень повернуться,  посмотреть, что это шумит. Я вижу месяц, который висит над тайгой, - молодой, тоненький, пронзительный.

        - Бурундук! - вдруг сказал Леша.

        Я  оглянулся и  сразу  увидел,  что  из-за  елки  на  нас  смотрят  два внимательных ночных глаза.

        Бурундук высунул только голову,  и  глаза его  казались очень темными и крупными, как ягода гонобобель.

        Посмотрев на нас немного,  он спрятался. Видно, на него напал ужас: кто это такие сидят у костра?!

        Но  вот снова высунулась глазастая головка.  Легонько свистнув,  зверек выскочил из-за елки, пробежал по земле и спрятался за рюкзаком.

        - Это не бурундук, - сказал Леша, - нет на спине полосок.

        Зверек вспрыгнул на  рюкзак,  запустил лапу в  брезентовый карман.  Там была веревка. Зацепив когтем, он потянул ее.

        - Пошел! - не выдержал я.

        Подпрыгнув к елке, он вцепился в ствол и, обрывая когтями кусочки коры, убежал вверх по стволу, в густые ветки.

        - Кто же это? - сказал Петр Иваныч. - Не белка и не бурундук.

        - Не знаю,  -  сказал Леша.  -  На соболя не похож,  на куницу тоже.  Я такого, пожалуй, не видал.

        Серая ночь еще просветлела.  Костер утих,  и Леша поднялся, подбросил в него сушину.

        - Зря  ты  его  шуганул,  -  сказал мне  Петр Иваныч.  -  Он  теперь не вернется.

        Мы смотрели на вершину елки. Ни одна ветка не шевелилась. Длинные искры от костра летели к вершине и гасли в светлом сером небе.

        Вдруг с  вершины сорвался какой-то темный комок и  раскрылся в воздухе, сделавшись угловатым, четырехугольным. Перечеркнув небо, он перелетел с елки на елку, зацепив месяц краешком хвоста.

        Тут мы сразу поняли, кто это такой. Это был летяга, зверек, которого не увидишь днем: он прячется в дуплах, а ночью перелетает над тайгой.

        Крылья у него меховые - перепонки между передними и задними лапами.

        Летяга сидел  на  той  самой елке,  что  росла надо  мной.  Вот  сверху посыпалась какая-то  шелуха,  кусочки коры -  летяга спускался вниз.  Он  то выглядывал из-за дерева, то прятался, будто хотел подкрасться незаметно.

        Вдруг он  выглянул совсем рядом со мной,  на расстоянии вытянутой руки. Глаза его, темные, расширенные, уставились на меня.

        - Хотите, схвачу?

        От звука голоса дрожь ударила летягу.  Он свистнул и спрятался за елку, но тут же высунулся.

        "Схватит или нет?" - думал, видно, летяга.

        Он сидел, сжавшись в комок, и поглядывал на костер.

        Костер шевелился и потрескивал.

        Летяга соскочил на  землю и  тут заметил большое темное дупло.  Это был сапог Петра Ивановича, лежащий на земле.

        Удивленно свистнув, летяга нырнул в голенище.

        В  то  же  мгновение я  кинулся схватить сапог,  но  летяга  выскочил и побежал, побежал по вытянутой руке, по плечу и - прыгнул на пенек.

        Но  это был не пенек.  Это было колено Петра Иваныча с  крупной круглой чашкой.

        С ужасом заглянув в пылающие очки, летяга закашлял, перепрыгнул на елку и быстро вскарабкался наверх.

        Петр Иваныч

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту