Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

6

изумленно ощупывал свое колено.

        - Легонький какой, - хрипловато сказал он.

        Перелетев  на  другую  елку,    летяга  снова  спустился  вниз.    Видно, притягивал его  затухавший огонь  костра,  манил,  как  лампа летним вечером манит мотылька.

        На меня напал сон. Вернее, не сон - волчья дрема. Я то закрывал глаза и проваливался куда-то под еловый корень,  то открывал их и видел тогда бороду лишайника,  свисающую с  веток,  а  за нею совсем посветлевшее небо и  в нем летягу, перелетающего с вершины на вершину.

        С первыми лучами солнца летяга исчез.

        Утром,  за чаем,  я все приставал к Петру Иванычу,  просил подарить мне сапог, в котором побывал летяга. А Леша сказал, допивая вторую кружку чаю:

        - Не Козьма ли да Демьян к нам его подослали?

          ЛАБАЗ

        Все лето геологи искали в  тайге алмазную трубку.  Но не нашли.  Трубка пряталась от них в каменных россыпях, под корнями деревьев.

        Пришла осень.  Начались дожди.  Геологи стали  собираться домой.  Перед отъездом к начальнику партии пришел завхоз по прозвищу Пахан-Метла.

        - Остались продукты,  - сказал он. - Сто банок сгущенки, три пуда муки, мешок компота и ящик масла. Куда все это девать?

        - Надо поставить лабаз, - решил начальник.

        А моторист Пронька, который крутился около разговора, сказал:

        - Да зачем это надо - лабазы ставить? Давайте рубанем в темпе продукты, и все дела.

        - Это интересно, - сказал начальник, - в каком же темпе рубанешь ты сто банок сгущенки и три пуда муки?

        - В быстром, - не растерялся Пронька.

        - Знаешь что, - ответил начальник, - сходи-ка на склад за гвоздями.

        Пронька сходил за гвоздями.  Пахан-Метла взял топоры да пилу,  и за три дня срубили они в тайге лабаз. Неподалеку от речки Чурол.

        Лабаз  получился  вроде  небольшой избушки  без  окон,  с  бревенчатыми стенами.  Он  поставлен был на  четырех столбах,  а  столбы выбраны с  таким расчетом,  чтоб медведь по ним не мог залезть. По толстому-то столбу медведь сразу  залезет в  лабаз.  А  полезет по  тонкому -  столб задрожит,  избушка заскрипит наверху, медведь напугается.

        По приставной лестнице наверх подняли продукты и  спрятали их в  лабаз. Потом лестницу убрали в  кусты.  А  то медведь догадается,  возьмет да сам и приставит лестницу.

        Геологи ушли,  и  лабаз  остался стоять  в  тайге.  Посреди вырубленной поляны он стоял, будто избушка на курьих ножках.

        Через неделю пришел к лабазу медведь. Он искал место для берлоги, глядь - лабаз.

        Медведь сразу полез наверх, но столб задрожал под ним, зашатался, лабаз наверху страшно заскрипел.  Медведь напугался,  что лабаз рухнет и  придавит его. Он сполз вниз и побрел дальше. Лестницу он, видно, не нашел.

        Скоро в тайге начались снегопады. На крыше лабаза наросла пышная шапка, а  ноги его утонули в снегу по колено.  Теперь-то по плотному снегу можно бы добраться до двери лабаза, да медведь уже спал.

        Приходила росомаха,  но не догадалась,  как открыть дверь,  полазила по столбам, посидела на крыше под холодным зимним солнцем, ушла.

        А  в  конце марта проснулись бурундуки,  проделали в  крыше дырку и всю весну жевали компот - сушеные яблоки, груши и чернослив.

        Весной

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту