Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

13

его на край стола, скинула на пол, а  сама  легко  сбежала  вниз  по  стене,  к  которой  был  приколочен стол. Очутившись на полу,  она подхватила сухарь и потащила к порогу. Как видно, в погребах ее, под гнилым кедровым бревном, было еще много места.

        Я торопливо съел все сухари, запил это дело чагой.

        Белозубка вернулась и снова забралась на стол.

        Я шевелился, кряхтел и кашлял, стараясь напугать ее, но она не обращала внимания,  бегала  вокруг пустого стакана,  разыскивая сухари.  Я  просто не знал, что делать. Не драться же с ней. Взял да и накрыл ее стаканом.

        Белозубка  ткнулась  носом  в  стекло,  поднялась  на  задние  лапы,  а передними стукнула в граненую стенку.

        "Посидишь немного,  -  думал я.  -  Надо  тебя проучить,  а  то  совсем потеряла совесть".

        Оставив  Белозубку в  заточении,  я  вышел  из  избушки  поглядеть,  не перестал ли дождь.

        Дождь не переставал.  Мелкий и холодный, сеялся он сквозь еловые ветки, туманом окутывал верхушки пихт.  Я старался разглядеть вершину горы Мартай - нет ли там снега? - но гора была закрыта низкими жидкими облаками.

        Я  продрог и,  вернувшись в избушку,  хотел налить себе чаги погорячей, как вдруг увидел на столе вторую Белозубку.

        Первая сидела под стеклянным колпаком, а вторая бродила по столу.

        Эта  вторая  была  крупнее первой  и  вела  себя  грубо,  бесцеремонно. Прошлась по  моим рисункам,  пнула плечом спичечную коробку.  По манерам это была уже не  Белозубка,  а  какой-то суровый дядя Белозуб.  И  лопаточка его казалась уже лопатой, на которой росли строгие короткие усы.

        Дядя  Белозуб обошел  стакан,  где  сидела  Белозубка,  сунул  нос  под граненый край,  стараясь его приподнять.  Ничего не  получилось.  Тогда дядя ударил в стекло носом. Стакан чуть отодвинулся.

        Дядя Белозуб отступил назад,  чтоб разогнаться и протаранить стакан, но тут я взял второй стакан да и накрыл дядю.

        Это его потрясло. Он никак не предполагал, что с ним может случиться то же,  что с Белозубкой. Растеряв свою гордость, он сжался в комочек и чуть не заплакал.

        Надо сказать,  я  и  сам растерялся.  Передо мной на  столе кверху дном стояли два стакана,  в  которых сидели Белозубка и  Белозуб.  Сам я сидел на лавке, держа в руке третий стакан, треснутый.

        Неожиданно почувствовал я всю глупость своего положения: один в таежной избушке,  в сотне километров от людей,  сидел я у стола и накрывал землероек стаканами. Отчего-то стало обидно за себя, за свою судьбу. Захотелось что-то сделать,  что-то изменить. Но что я мог сделать? Мог только выйти поглядеть, не  перестал ли дождь,  хотя и  так слышал,  что он не перестал,  все так же шуршал по крыше.

        Тем временем из  щели у  порога высунулась новая лопаточка.  Прежде чем вылезти  наружу,  третья  землеройка внимательно все  обнюхала.  Как  сыщик, который старается напасть на след,  изучила она пол у порога, напала на след и отправилась к столу. Она не слишком торопилась, обдумывая каждый шаг.

        И пока она шла,  пока взбиралась по бревенчатой стене на стол,  я вдруг понял,  что там, под Гнилым Кедровым Бревном, сидит мышиный король Землерой. Это он  посылает своих подчиненных спасать Белозубку.  Дядя

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту