Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

14

Белозуб,  грубый солдат, должен был действовать силой, хвостатый Сыщик - хитростью.

        Как только Сыщик явился на  столе,  Белозубка и  Белозуб насторожились, ожидая, что он будет делать.

        Он  обошел  перевернутые стаканы,  обнюхал и  третий,  треснутый,  стал разглядывать мою руку, лежащую на столе.

        Тут  я  понял,  что  он  меня  почти не  видит.  Глазки его  привыкли к подземной темноте,  и видел он только то,  что было прямо перед его носом. А перед его носом была моя рука,  и некоторое время Сыщик раздумывал,  что это такое.

        Я пошевелил пальцем.  Сыщик вздрогнул,  отпрыгнул в сторону и спрятался за спичечной коробкой.  Посидел,  съежившись,  подумал, быстро прокатился по столу, спустился на пол и шмыгнул в щель.

        "Ваше величество!  -  докладывал, наверно, он королю Землерою. - Там за столом сидит какой-то тип и накрывает наших ребят стаканами".

        "Стаканами? - удивился, наверно, Землерой. - В таежной избушке стаканы? Откуда такая роскошь?"

        "У прохожих геологов выменял".

        "И много у него еще стаканов?"

        "Еще один,  треснутый. Но есть под нарами трехлитровая банка, в которую влезет целый полк наших солдат".

        Дождь  к  вечеру все-таки  немного поредел.  Кое-где  над  тайгой,  над вершиной горы Мартай наметились просветы, похожие на ледяные окна. Очевидно, там, на Мартае, дождь превращался в снег.

        Я  надел высокие сапоги,  взял топор и  пошел поискать сушину на дрова. Хотел было отпустить пленников,  но  потом решил подержать их  еще  немного, поучить уму-разуму.

        В  стороне от  избушки нашел я  сухую пихту и,  пока рубил ее,  думал о пленниках, оставшихся на столе. Меня немного мучила совесть. Я думал, что бы я сам стал делать, если б меня посадили под стеклянный колпак.

        "Ваше величество,  он ушел,  - докладывали в это время лазутчики королю Землерою. - Сушину рубит и долго еще провозится. Ведь надо ее срубить, потом ветки обрубить, потом к избушке притащить".

        "Надо действовать, а то будет поздно", - предлагал хвостатый Сыщик.

        "Валяйте", - согласился король.

        Когда я  вернулся в  избушку,  оба стакана были перевернуты,  а третий, треснутый, валялся на полу и был уже не треснутый, а вдребезги разбитый.

        На улице стемнело.  Я  затопил печку,  заварил чаги.  Свечу зажигать не стал - огонь из печки освещал избушку. Огненные блики плясали на бревенчатых стенах,  на полу.  С треском вылетала иногда из печки искра, и я глядел, как медленно гаснет она.

        "Залез с ногами на нары и чагу пьет", - докладывали лазутчики Землерою.

        "А что это такое - чага?" - спросил король.

        "Это -  древесный гриб.  Растет на березе,  прямо на стволе. Его сушат, крошат и вместо чая заваривают.  Полезно для желудка", - пояснил королевский лекарь -  Кухарь,  который стоял у  трона,  искусно вырезанного из  кедровой коры.

        Сам  Землерой  сидел  на  троне.  На  шее  у  него  висело  ожерелье из светящихся гнилушек.  Тут же был и дядя Белозуб, который возмущенно раздувал щеки.

        "Меня,  старого служаку,  посадить в  стакан!  Я  ему  этого никогда не прощу! Сегодня же ночью укушу за пятку".

        "Ладно тебе,  -  говорила Белозубка.  -  Что было -  то прошло. Давайте лучше выпьем кваса и будем

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту