Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

15

танцевать. Ведь сегодня наша последняя ночь!"

        "Хорошая идея! - хлопнул в ладоши король. - Эй, квасовары, кваса!"

        Толстенькие  квасовары  прикатили  бочонок,    и  главный  Квасовар,    в передничке, на котором написано было: "Будь здоров", вышиб из бочки пробку.

        Пенный квас брызнул во все стороны,  и тут же объявились музыканты. Они дудели в  трубы,  сделанные из рыбьих косточек,  тренькали на еловых шишках. Самым смешным был Балалаечник. Он хлестал по струнам собственным хвостом.

        Дядя Белозуб выпил пять кружек кваса и  пустился в  пляс,  да хвост ему мешал.    Старый  солдат  спотыкался  и  падал.    Король  хохотал.  Белозубка улыбалась, только Сыщик строго принюхивался к окружающим.

        "Пускай Белозубка споет!" - крикнул король.

        Притащили гитару. Белозубка вспрыгнула на бочку и ударила по струнам:

                              Я ничего от вас не скрою,

                              Я все вам честно расскажу:

                              Всю жизнь я носом землю рою

                              И в этом счастье нахожу.

                              Свое я сердце вам открою:

                              Я всех готова полюбить,

                              Но тот мне дорог, кто со мною

                              Желает носом землю рыть.

        "Мы желаем! Мы желаем!" - закричали кавалеры.

        "Пошли в избушку! - крикнул кто-то. - Там теплей и места больше!"

        И  вот на полу у  горящей печки в  огненных бликах появились Землерой и Белозубка,  Сыщик,  лекарь и квасовары.  Дядя Белозуб сам идти не мог, и его принесли на руках. Он тут же заполз в валенок и заснул.

        Над печкой у меня вялились на веревочке хариусы. Один хариусок свалился на  пол,  и  землеройки принялись водить вокруг него  хоровод.  Я  достал из рюкзака последние сухари,  раскрошил их и  подбросил к порогу.  Это добавило нового  веселья.    Хрустя  сухарями,  Землерой  запел  новую  песню,  и  все подхватили:

                              Да здравствует мышиный дом,

                              Который под Гнилым Бревном.

                              Мы от зари и до зари

                              Грызем в том доме сухари!

        Всю ночь веселились у  меня в избушке король Землерой,  Белозубка и все остальные.  Только к утру они немного успокоились, сели полукругом у печки и смотрели на огонь.

        "Вот и кончилась наша последняя ночь", - сказала Белозубка.

        "Спокойной ночи, - сказал Землерой. - Прощайте до весны".

        Землерой,  Белозубка,  музыканты  исчезли  в  щели  под  порогом.  Дядю Белозуба,  который так и  не  проснулся,  вытащили из  валенка и  унесли под Гнилое Бревно. Только Сыщик оставался в избушке. Он обнюхал все внимательно.

        Рано утром я  вышел из избушки и  увидел,  что дождь давно перестал,  а всюду - на земле, на деревьях, на крыше - лежит первый снег. Гнилое Кедровое Бревно так было завалено снегом,  что трудно было разобрать - бревно это или медведь дремлет под снегом.

        Я  собрал свои вещи,  уложил их  в  рюкзак и  по заснеженной тропе стал подыматься на вершину Мартая. Мне пора уже было возвращаться домой, в город.

        К обеду добрался я до вершины, оглянулся и долго искал избушку, которая спряталась в заснеженной тайге.

          У КРИВОЙ СОСНЫ

        Высокая и  узловатая,  покрытая медной  чешуей,  много  лет  стояла над торфяными болотами Кривая сосна.  Осенью ли,

 
ремонт коридора в квартире цена

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту