Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

15

танцевать. Ведь сегодня наша последняя ночь!"

        "Хорошая идея! - хлопнул в ладоши король. - Эй, квасовары, кваса!"

        Толстенькие  квасовары  прикатили  бочонок,    и  главный  Квасовар,    в передничке, на котором написано было: "Будь здоров", вышиб из бочки пробку.

        Пенный квас брызнул во все стороны,  и тут же объявились музыканты. Они дудели в  трубы,  сделанные из рыбьих косточек,  тренькали на еловых шишках. Самым смешным был Балалаечник. Он хлестал по струнам собственным хвостом.

        Дядя Белозуб выпил пять кружек кваса и  пустился в  пляс,  да хвост ему мешал.    Старый  солдат  спотыкался  и  падал.    Король  хохотал.  Белозубка улыбалась, только Сыщик строго принюхивался к окружающим.

        "Пускай Белозубка споет!" - крикнул король.

        Притащили гитару. Белозубка вспрыгнула на бочку и ударила по струнам:

                              Я ничего от вас не скрою,

                              Я все вам честно расскажу:

                              Всю жизнь я носом землю рою

                              И в этом счастье нахожу.

                              Свое я сердце вам открою:

                              Я всех готова полюбить,

                              Но тот мне дорог, кто со мною

                              Желает носом землю рыть.

        "Мы желаем! Мы желаем!" - закричали кавалеры.

        "Пошли в избушку! - крикнул кто-то. - Там теплей и места больше!"

        И  вот на полу у  горящей печки в  огненных бликах появились Землерой и Белозубка,  Сыщик,  лекарь и квасовары.  Дядя Белозуб сам идти не мог, и его принесли на руках. Он тут же заполз в валенок и заснул.

        Над печкой у меня вялились на веревочке хариусы. Один хариусок свалился на  пол,  и  землеройки принялись водить вокруг него  хоровод.  Я  достал из рюкзака последние сухари,  раскрошил их и  подбросил к порогу.  Это добавило нового  веселья.    Хрустя  сухарями,  Землерой  запел  новую  песню,  и  все подхватили:

                              Да здравствует мышиный дом,

                              Который под Гнилым Бревном.

                              Мы от зари и до зари

                              Грызем в том доме сухари!

        Всю ночь веселились у  меня в избушке король Землерой,  Белозубка и все остальные.  Только к утру они немного успокоились, сели полукругом у печки и смотрели на огонь.

        "Вот и кончилась наша последняя ночь", - сказала Белозубка.

        "Спокойной ночи, - сказал Землерой. - Прощайте до весны".

        Землерой,  Белозубка,  музыканты  исчезли  в  щели  под  порогом.  Дядю Белозуба,  который так и  не  проснулся,  вытащили из  валенка и  унесли под Гнилое Бревно. Только Сыщик оставался в избушке. Он обнюхал все внимательно.

        Рано утром я  вышел из избушки и  увидел,  что дождь давно перестал,  а всюду - на земле, на деревьях, на крыше - лежит первый снег. Гнилое Кедровое Бревно так было завалено снегом,  что трудно было разобрать - бревно это или медведь дремлет под снегом.

        Я  собрал свои вещи,  уложил их  в  рюкзак и  по заснеженной тропе стал подыматься на вершину Мартая. Мне пора уже было возвращаться домой, в город.

        К обеду добрался я до вершины, оглянулся и долго искал избушку, которая спряталась в заснеженной тайге.

          У КРИВОЙ СОСНЫ

        Высокая и  узловатая,  покрытая медной  чешуей,  много  лет  стояла над торфяными болотами Кривая сосна.  Осенью ли,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту