Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

17

Стрюково охотников мало. Мужчинам хватает колхозной работы, и в лес бегают двое-трое.  Настоящий охотник тут один - государственный лесник Булыга.

        Я нашел его около дома,  в саду.  Поднявшись на лестницу-стремянку,  он обрезал яблоню кривым ножом.

        - Слышь, - крикнул я, - лосенка нашел! Мертвого.

        - Где?

        - У Кривой сосны.

        Булыга слез  на  землю,  достал сигарету "Памир",  присел на  корточки, привалясь спиной к  стволу яблони.  Он закурил и  сразу окутался дымом.  Его морщинистое лицо и  вся большая голова походили сейчас на хмурую деревенскую баньку, которую топят по-черному: изо всех щелей валит дым.

        - На боку рана,  -  объяснил я.  -  Кто-то стрелял. А мать лежит рядом, ждет, что он встанет.

        - Лоси  у  меня  на  учете,  -  сказал Булыга.  -  Надо  глядеть -  акт составлять. Пошли - покажешь.

        Весь день стояла пасмурная погода,  но часам к пяти похолодало,  облака частью ушли с  неба,  стало очень светло.  Поля и  перелески просматривались насквозь,  и чуть ли не за километр заметна была пара тетеревов,  сидящих на березке.

        Я шел следом за Булыгой туда,  к Кривой сосне, и думал: "Кто же это мог стрельнуть в лосенка? Зачем?"

        Неподалеку уже от сосны, в осиннике, Булыга остановился.

        - Слушай, - сказал вдруг он, - если это ты его стукнул, честно скажи.

        Глянув мимо меня, он отвернулся.

        Все так же вытянувшись и закинув голову, лежал на снегу лосенок. Лосиха рядом,  в ольховом кусту.  Она,  наверно, не вставала с тех пор, как я ушел. Хрипло крича, над поваленной сосной летали две сороки.

        Булыга оглядел следы на  снегу и  на торфе,  потом подошел к  лосенку и наклонился над ним. Тут же послышался тревожный треск.

        С трудом,  неуклюже лосиха поднялась на ноги.  Она казалась огромной на тонких, сухих ногах, и особо велика была ее голова с насупленной губой. Ноги у нее дрожали.

        - Экое буйло,  -  сказал Булыга,  отходя на всякий случай в сторону.  - Сгас твой парень, сгас...

        Вздернув губу, лосиха прикусила осиновую веточку, сгрызла с нее кору.

        - А я думал, это ты его ударил. Теперь вижу: не ты. А если не ты, тогда Шурка Сараев. Только он в лес ходил, искал, говорит, косачиные тока.

        Лосиха поглодала осиновой коры, потом переломила зубами ветку и подошла к лосенку. Постояла, наклонилась, положила ветку на снег.

        Следующим утром налетели на  деревню Стрюково скворцы.  Они свистели на всех заборах,  на вербах, на сараях. Дороги и оттаявшие огороды были усыпаны скворцами, будто подсолнечными семечками.

        А  за огородами,  над полем,  подымаясь высоко в небо,  непрерывно пели жаворонки.    Теплое  сдобное  облако,  плывущее  над  землей,  было  утыкано жаворонками, как изюмом.

        Утром я  пил у  Булыги чай,  и  за  чаем мы  помалкивали,  ожидая Шурку Сараева. Мы фыркали, отдувались, кривились от кислой клюквы!

        - Эй, хозяин! - заорал с улицы Шурка Сараев. - Дома, что ли?

        Прогремев дверью,  Шурка вошел в  дом,  прислонил к стене ружье,  а сам присел на порог.

        - Иди в комнату.

        - Дак сапоги грязные.

        - Скинь.

        В белых вязаных носках Шурка прошел в комнату,  сел на диван, купленный для гостей, заслонил спиной вышитого на покрывале голубого

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту