Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

24

вечернюю дачную улыбку.

        Тузик-обманщик на  прогулках прикидывался воспитанным и  любезным псом, важно поглядывал по сторонам, горделиво топорщил брови, как генерал-майор.

        Встречались нам  дачники  с  собаками  -  с  ирландскими сеттерами  или борзыми, изогнутыми, как скрипичный ключ. Издали завидев нас, они переходили на  другую  сторону  шоссе,  не  желая  приближаться к  опасной картофельной собаке.

        Тузику на  шоссе было неинтересно,  и  я  отводил его  подальше в  лес, отстегивал поводок.

        Тузик не помнил себя от счастья.  Он припадал к  земле и глядел на меня так,  будто не мог налюбоваться, фыркал, кидался с поцелуями, как футболист, который  забил  гол.  Некоторое  время  он  стремительно носился  вокруг  и, совершив эти  круги восторга,  мчался куда-то  изо всех сил,  сшибая пеньки. Мигом скрывался он за кустами, а я бежал нарочно в другую сторону и прятался в папоротниках.

        Скоро Тузик начинал волноваться: почему не слышно моего голоса?

        Он  призывно лаял  и  носился по  лесу,  разыскивая меня.  Когда же  он подбегал поближе, я вдруг с ревом выскакивал из засады и валил его на землю.

        Мы катались по траве и рычали,  а Тузик так страшно клацал зубами и так вытаращивал глаза, что на меня нападал смех.

        Душа у владельца курицы, видимо, все-таки болела.

        Однажды утром у калитки нашей появился сержант милиции.  Он долго читал плакат про картофельную собаку и наконец решился войти.

        Тузик  сидел на  цепи  и,  конечно,  издали заприметил милиционера.  Он прицелился в него глазом,  хотел было грозно залаять, но почему-то раздумал. Странное дело: он не рычал и не грыз цепь, чтоб сорваться с нее и растерзать вошедшего.

        - Собак распускаете!  - сказал между тем милиционер, строго приступая к делу.

        Я  слегка  окаменел и  не  нашелся что  ответить.  Сержант смерил  меня взглядом, прошелся по участку и заметил мешок с надписью "Пичугин".

        - Это вы Пичугин?

        - Да нет, - растерялся я.

        Сержант достал записную книжку,  что-то  черкнул в  ней  карандашиком и принялся рассматривать Тузика.  Под  милицейским взглядом Тузик как-то  весь подтянулся и встал будто бы по стойке "смирно".  Шерсть его,  которая обычно торчала безобразно во все стороны,  отчего-то разгладилась,  и  его оперение теперь можно было назвать "приличной прической".

        - На эту собаку поступило заявление, - сказал сержант, - в том, что она давит кур. А вы этих кур поедаете.

        - Всего одну курицу, - уточнил я. - За которую заплачено.

        Сержант  хмыкнул  и    опять  принялся  рассматривать  Тузика,    как  бы фотографируя его взглядом.

        Миролюбиво виляя хвостом, Тузик повернулся к сержанту правым боком, дал себя сфотографировать и потом повернулся левым.

        - Это очень мирная собака, - заметил я.

        - А почему она картофельная? Это что ж, порода такая?

        Тут я  достал из  кармана картофелину и  бросил ее Тузику.  Тузик ловко перехватил  ее  в    полете  и    культурно  скушал,    деликатно  поклонившись милиционеру.

        - Странное животное,  -  подозрительно сказал сержант.  -  Картошку ест сырую. А погладить его можно?

        - Можно.

        Только тут я  понял,  какой все-таки Тузик великий актер.  Пока сержант

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту