Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

26

на задние лапы, выглядывал в окно.  Мимо  пролетали березы,  рябины,  сады,  набитые  яблоками,  золотыми шарами.

        Хороший это был год, урожайный.

        В тот год в садах пахло грибами, а в лесах - яблоками.

          ГРОЗА НАД КАРТОФЕЛЬНЫМ ПОЛЕМ

        Был странный августовский туман.  Он клубился оранжевым и так занавесил ручей,    что  трудно  было  разобрать,  где  же  солнце.  Но  оно  взошло  и подсвечивало влажные валы тумана,  а  от ручья по низкому лугу тянулся запах таволги и хвоща.

        Я шел берегом, надеясь поднять уток, но видел только сплетенья тумана и метелки-языки приболотной травы. С каждым шагом сочно лопались под ногами ее стебли,  мягко хлестали,  обдавая росой,  и  скоро я  стал  мокр и  облеплен созревшими семенами.

        Немного я прошел,  как дрогнула сеть тумана - обрушился на меня близкий выстрел, а за ним - шум поднимающихся с воды крякух.

        - Тпр-р-р-у-у-у-у!..  - закричал кто-то им вслед. Потом, видно, еще раз насупонил губы, как делают, останавливая лошадь, и снова: - Тпр-р-р-у-у-у!..

        Уток я не мог увидеть,  только слышал, как они сделали круг и утянули к лесу.

        - Эй! - послышалось недалеко. - Эй, Николай!..

        - А-а...

        - Чего убил?

        - Ко-лен-ку-у-у... - тягуче сказал Николай.

        В  тумане ответ Николая показался особо глупым и безнадежным.  Я присел на коряжку - спешить было некуда, уток перешумели. Было слышно, как медленно чопают впереди охотники. Они перекрикивались каждые две минуты, боялись, что ли, в тумане потеряться.

        Скоро снова впереди лопнул выстрел.

        - Эй, чего убил?

        - Колен-ку-у-у!..

        - Тьфу ты!  -  плюнул я и низким торфяным голосом пустил вдоль ручья: - Э-э-э-э-э-эй!..

        - А-а-а? - дружно отозвались Николай с приятелем.

        - В трясину у-тя-ну-у-у-у...

        - А-а?

        - У-у-тя-ну-у-у... у-тя-ну-у-у-у!.. - снова пригрозил я.

        - Ты кто? - крикнул Николай.

        Я  ответил таким  нелепым голосом,  какого и  сам  от  себя  никогда не слышал:

        - Леший я! Ле-е-е-ший...

        Тут прозвенело что-то.  Овалы тумана зашевелились,  задрожали, и солнце разом развалило их.

        Вспыхнул ручей.  Стало видно, как он стелется по низкому лугу в глубину леса.  Нигде  не  было  охотников -  вдаль  стояли  стога,  нахлобученные на обкошенные пригорки. От них лился запах свежего сена...

        Ясны обычно и солнечны августовские дни. Этот день был особый. То вдруг пригонял ветер облака -  становилось темновато, то облака быстро раскисали в воздухе.  При светлом небе громыхало неподалеку,  и находил на лес пасмурный свет - только какая-нибудь сосна вспыхивала под одиноким лучом.

        Когда солнце пошло к закату,  я бросил пустую охоту, набрал маслят и на краю сосняка у картофельного поля поставил палатку.  Надо было костер палить - грибы варить.

        Над полем собиралась грозовая туча,  да  как-то  все не решалась плотно обхватить небо и колебалась над закатом.

        - Дочк, Дочк, Дочк... - послышалось с поля.

        По меже шел парнишка в ковбойке и покрикивал.

        - Телку потерял?

        - Овцу, - сказал он, подойдя.

        - Ты из Шишкина?

        - Нет, с Екатериновки. Генка я, дядипашин.

        Я знал дядю Пашу, перевозчика из Екатериновки. Он не раз перевозил меня через

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту