Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

28

    Ливень навалился на  плечи,  хотел  расплющить,  растворить,  вогнать в землю.    Щербатым  гребнем,    частоколом  стояли  вокруг  молнии  -  сочные, разветвленные, как вилы. Гром бил - и небо вскидывалось в пене...

        - Обходи! Обходи ее... обходи!

        Зачарованная вспышками,  овца прыгала на одном месте, будто дожидалась, когда же влепит прямо в нее. Между молниями вдруг слышалось:

        "Э-э-э-э-э-э-э..."

        Я бежал и тоже подпрыгивал - "Дочк, Дочк, Дочк!.." - давил картофельную ботву.  Она лопалась,  хрустела,  вскрикивала под ногами, подкидывала вверх, под молнию. Я ждал, как молния настигнет меня, ударит в затылок и - в землю. Я  чувствовал эту пустую точку на затылке.  Вот упаду,  расколюсь со звоном, как бутылка, разбитая дробью.

        Генка бежал шагах от меня в десяти. Голова его за картофельными кустами вдруг загоралась серебряной кочережкой.

        - Заходи!.. Заходи!

        Уах!  - влип в поле дрожащий гвоздь - белая молния. Выбрызнула из земли недозревшая картошка. Овца, подпрыгнув, повисла над черной ботвой.

        Я  кинулся на  нее,  выставив руки,  и  она  снова  прыгнула -  шальной невиданный зверь, вроде единорога.

        Я  схватил ее  за  шею,  и  тут же  ослепительный огонь вывернул глаза, растянул  их  до  ушей.    Вскипел  воздух,  и  голова  моя  закружилась  над картофельным полем, плавно и мягко светясь...

        - Башку ей прикройте,  дядь! - кричал подоспевший Генка и лупил овцу по чем попало.

        Оттянув с живота свитер -  "Дочк,  Дочк, Дочк!.." - я подсунул под него овечью голову,  пятясь потянул ее к  палатке -  вот наткнусь спиной на столб молнии,  стоящий в земле.  И медленная молния,  плавная, как масляная струя, потекла, подрагивая, прямо по щеке и, сухо расколовшись, угасла.

        Мы затянули овцу в палатку.  Шерсть на ней слиплась, припала к ребрам - овца казалась ягненком.

        Ссссссссссссс... - снова послышалось над головой. Вспыхнула молния, и я увидел,  как бьется в углу палатки прозрачными крыльями изогнутая коромыслом синяя стрекоза...

        Скоро гроза вколотилась в землю, смягчила резкие удары ливнем, иссякла. Молниеносные тучи  ушли.  Иногда только раскидывался на  небе сполох -  небо передергивалось и темнело.

        - Пойдем к нам, дядь, - сказал Генка. - Обсохнешь хоть.

        - Да ладно... У костра обсохну. Палатку собирать неохота.

        Я  взял ружье и,  посвечивая фонарем,  пошел проводить Генку да  заодно поискать в сосенках сучков, пригодных для костра. Луч фонарика освещал пучки сосновых иголок. От ударов ливня они повернулись остриями к земле.

        - Эй!.. - донеслось откуда-то.

        Мы остановились,  прислушиваясь, и даже Дочка, Генкина овца, замерла на тропинке.

        - Эй,  кто  там  с  фонариком?  -  снова  донеслось  с  другой  стороны картофельного поля.

        - Молчи, дядь, молчи! - шепнул Генка.

        - Почему? - неуверенно спросил я.

        - Кто его знает, чего он кричит...

        Мы  постояли немного,  помолчали и  снова  пошли потихоньку краем поля. Рыхлой была земля под полегшей травой,  и слышно было,  как жадно,  взахлеб, булькая,  журча,  всасывает она воду.  Лужи разлились под ногами.  Глинистая тропинка была - скользкая рыба налим.

        - Эй, с фонариком!..

        - Эй! - ответил я.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту