Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

29

      - Помогите...

        Голос тревожно оборвался, заглох в сыром воздухе.

        - Дядь,  -  сказал Генка,  -  мне домой надо.  А то поздно.  Отец будет ругать.

        - Давай, - ответил я. - Будь здоров. А я схожу узнаю, чего он там орет.

        Я включил фонарик и пошел по меже, прямо через поле. Генка остался было на  тропинке,  но  потом,  обругавши для чего-то овцу,  потянул ее за собой, догоняя меня.

        - Узнаю хоть,  чего он там орет,  -  сказал Генка,  и мы побежали через картофельное поле.

        За  мутью,  проплывающей быстро по  небу,  то взмахивала,  то застывала небольшая луна - плавно, как стеклянный поплавок от рыбацких сетей в волнах.

        Плод на невидимом стебле - покачивалась луна в дрожащей пелене.

        На бегу я светил фонариком,  и перед нами прыгало круглое электрическое пятно,  выхватывающее черные султаны картофеля и соцветия его,  сочные после дождя,    как  сирень.  Овца  то  путалась  где-то  сзади,  то,  как  гончая, выскакивала вперед и спотыкалась, дико оглядываясь.

        В  электрическом пятне,  над волнами картошки,  я увидел темную фигуру. Человек,  очень длинный,  жердеобразный, кланялся земле и кричал, размахивая руками:

        - Эй, с фонариком, беги шибче!..

        Он  горстями захватывал землю  и  скидывал ее  в  одно  место,  насыпал земляной холмик.  Неприятной,  чем-то опасной показалась мне эта фигура,  не хотелось к нему подходить, да и Генка тормозил меня за рукав.

        - Ты кто будешь? - спросил я, остановившись шагах в пяти.

        - Да Грошев я с Большой Волги!  -  закричал он, как будто я всех должен был знать на Большой Волге. - Охотимся мы здесь.

        - А зачем звал-то?

        - Молния друга зашибла! Помогай! Заваливай!

        - Погоди, - не понял я. - Молния? А где ж друг-то?

        - Да вот он,  -  сказал Грошев и  ткнул под ноги,  наклонился,  ухватил земли в пригоршни.

        Землею он покрывал человека.  Торчала наружу из холмика голова, и ясней лица видны были круглые картофелины,  вырытые из земли. Страшным, обугленным показалось мне это лицо, и я не решался направить на него фонарик.

        - Насмерть?

        - Да  не знаю я!  -  испуганно закричал Грошев.  -  Как молния лопнула, зашипел и лежит, а я-то в сторонке был, у сосенок.

        - Что ж ты его хоронишь? Может, он жив?

        - Так полагается. Полагается землей засыпать. Посвети-ка.

        Он нагнулся, и захлюпала земля под его руками, чмокнуло что-то в ботве.

        - Это верно, дядь, - зашептал Генка. - Земля молнию из человека обратно высасывает.

        - Засыпай, засыпай скорее, что стоишь!

        Я  скинул куртку,  бросил ружье,  ковырнул ладонями землю.  Взрыхленная ливнем,  она  легко расступалась под  руками,  выламывалась жирными тяжелыми комьями. Генка захлестнул овечью веревку петлей на руке и быстро-быстро стал выгребать землю из-под кустов картошки.

        - Коля,  вставай!  Коля!  -  бормотал Грошев,  обращаясь,  как видно, к человеку, лежащему в земле.

        Мгновенно прошиб пот.  Я  не видел в темноте,  куда бросаю землю,  и не разбирал,    где  земля,  где  картошка.  Генка  прерывисто  дышал  рядом,  и подпрыгивала овца на соседней меже.

        Горстями,      комьями    безостановочно    кидали    мы      землю.      Грошев сгибался-разгибался, как колодезный журавель.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту