Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

35

В прыжке она прижимала уши, и огненный хвост стелился за нею.

        - А у волка хвост грубый и толстый,  -  сказал Булыга.  -  Называется - полено.

        - А у медведя хвостишко коротенький,  - сказал я. - Он, наверное, никак не называется?

        - Куцик.

        - Не может быть!

        - Так говорят охотники, - подтвердил Булыга. - Куцик.

        Этот куцик меня рассмешил.  Я раскрыл тетрадку и стал составлять список хвостов: веер, труба, полено, куцик.

        На  рябину тем временем вернулась белка.  Она снова уселась в  развилке ствола и оглядывала ягоды, свесивши свой пышный хвост - веер.

        Был конец октября,  и белка вылиняла уже к зиме. Шубка ее была голубая, а хвост - рыжий.

        - Мы забыли зайца, - сказал Булыга.

        А ведь верно, список хвостов получался неполный. Зайца забыли.

        Заячий хвост называется - пых.

        Или - цветок.

                                                            Ночные налимы

        С первыми холодами в Оке стал брать налим.

        Летом налим ленился плавать в теплой воде, лежал под корягами и корнями в омутах и затонах, прятался в норах, заросших слизью.

        Поздно вечером пошел я проверить донки.

        Толстый    плащ    из    черной    резины    скрипел    на    плечах,      сухие ракушки-перловицы, усеявшие окский песчаный берег, трещали под сапогами.

        Темнота всегда настораживает.  Я  шел привычной дорогой,  а  все боялся сбиться и тревожно глядел по сторонам, разыскивая приметные кусты ивняка.

        На берегу вдруг вспыхнул огонь и  погас.  Потом снова вспыхнул и погас. Этот огонь нагнал на меня тревогу.

        Чего он там вспыхивает и гаснет, почему не горит подольше?

        Я  догадался,  что  это деревенский ночной рыбак проверяет удочки и  не хочет, видно, чтоб по вспышкам фонаря узнали его хорошее место.

        - Эй! - крикнул я нарочно, чтоб попугать. - Много ли наловил налимов?

        "Многолиналовилналимов..."  -  отлетело  эхо  от  того  берега,  что-то булькнуло в воде, и не было больше ни вспышки.

        Я  постоял немного,  хотел еще чего-нибудь крикнуть,  но  не  решился и пошел потихоньку к своему месту, стараясь не скрипеть плащом и перловицами.

        Донки свои я  разыскал с  трудом,  скользнул рукой в  воду и  не  сразу нащупал леску в ледяной осенней воде.

        Леска пошла ко мне легко и свободно,  но вдруг чуть-чуть напряглась,  и неподалеку от берега возникла на воде темная воронка,  в  ней блеснуло белое рыбье брюхо.

        Пресмыкаясь по  песку,  выполз из воды налим.  Он не бился бешено и  не трепетал.  Он  медленно и  напряженно изгибался в  руке  -  ночная скользкая осенняя рыба.  Я  поднес налима к  глазам,  пытаясь разглядеть узоры на нем, тускло блеснул маленький, как божья коровка, налимий глаз.

        На других донках тоже оказались налимы.

        Вернувшись домой,  я  долго рассматривал налимов при  свете керосиновой лампы.  Их бока и плавники покрыты были темными узорами, похожими на полевые цветы.

        Всю ночь налимы не могли уснуть и лениво шевелились в садке.

                                                                  Шакалок

        Около  клуба  мне  повстречался уличный  деревенский  пес  по  прозвищу Шакалок. Он радостно кинулся ко мне, подпрыгивая от восторга.

        Я  дал Шакалку кусочек хлеба и пошел по своим делам,  а Шакалок побежал за мною.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту